Басё

Настоящее имя поэта Мацуо Тюдзаэмон Мунэфуса. Годы жизни - 1603–1694 гг. Крупнейший представитель поэтического жанра «хайку»; в японской лит-ре этот жанр неразрывно связан с его именем. По обычаю литераторов и художников токугавской эпохи [1603–1868], он имел множество псевдонимов. С юных лет был самурайским прислужником, но после смерти сюзерена стал профессионалом-поэтом, специализировавшись в модном в то время поэтическом жанре «хайкай».После нескольких лет бродяжничества по деревням, где обучал крестьян искусству юмористических эпиграмм, он попал в Эдо (старинное название гор. Токио); здесь он быстро выдвинулся. В это время городские низы увлекались направлением школы «данрин» (см. «Хайкай»), строившей свою поэтику экспромтов-эпиграмм на комических ассоциациях и каламбурах. Б. не в пример своим коллегам по «хайкау», которые живя в качестве присяжных потешателей у богатых купцов, не заботились о расширении своего умственного кругозора и были зачастую малообразованными, усиленно стал изучать классическую поэзию Японии и Китая, даосизм, буддийскую философию и живопись. Особенно повлияли на миросозерцание Б. — китайский поэт Дуфу и учение Лао-цзы. Б., избрав популярную форму юмористических эпиграмм — «хайкай», создал серьезный поэтический жанр «хайку». Первый период поэтической деятельности Басё проходит под знаком «хайку», проникнутых философскими настроениями в духе даосизма и учения буддийской секты «Дзэн», проповедывавшей принципы опрощения жизни, погружения в созерцание природы и отказа от праздного гедонизма. Б. уходит из Эдо и начинает жизнь нищего странника. Остаток своей жизни он посвящает нескончаемым странствиям по всей Японии. Вслед за «философским периодом» Б. начинает писать «хайку» на темы из жизни художников, бродячих поэтов и т. д. После знаменитого афоризма «познав высокое, надо вернуться к жизни простых людей», он начинает вводить в свою поэзию сюжеты из жизни купцов, разносчиков и прочих представителей демократических слоев населения. Б. на протяжении всей своей поэтической работы боролся с традициями классической аристократической поэзии: в сфере лексики он всегда вводил в свои «хайку» слова из обиходной вульгарной речи, снижая до конца выспренний, архаический стиль «танка»; любовные темы были заменены бесстрастными описаниями природы с точки зрения наблюдательного странника; вместо сюжетов из жизни знатных эстетов он берет темы из жизни горожан и крестьян. Кроме «хайку» Б. создал особый жанр путевых очерков — «хайбун», написанных нарочито безыскусственным лапидарным яз. и вместо поэтических излияний описывающих в стиле сухой хроники фактические детали путешествия.