А
Афганистан Афганистáн государство в Юго-Зап. Азии. На территории современного А. еще во времена палеолита (100—200 тыс. лет назад) существовали стоянки древних людей, занимавшихся охотой и собирательством. Более поздним временем (100—40 тыс. до н. э.) датируются найденные стоянки мустьерских охотников (окрестности Балха, северные отроги Гиндукуша). Эта культура была широко распространена и на территории Ирана (ущелье Бисутун), и на юге Узбекистана в непосредственной близости от границ А. (Мачай, Амир-Темир, Тешик-Таш), и под Самаркандом (Оман-Кутан). Однако уже с эпохи неолита в Юж. А., согласно данным археологических раскопок глинобитных поселений VI—IV и особенно III тысячелетия до н. э., складывались хозяйства производящего типа, знаменовавшего собой начало новой эпохи в истории человечества. Академик Н. И. Вавилов, возглавлявший ботаническую экспедицию в данном регионе, писал, что именно такие районы, как Герат, Кандагар и юго-восток А., относятся к одному из основных первоначальных очагов происхождения злаковых культурных растений. Но на территории А. остатки земледельческих поселений встречаются лишь на юге страны, несмотря на специальные поиски, ни одного такого поселения не обнаружено в Афганском Туркестане. Одним из наиболее древних земледельческих поселков является Кили-Гхул-Мухаммад в районе Кветты. В нижних слоях этого поселения найдены черепки глиняной посуды, кремниевые орудия, кости домашних животных и остатки жилищ из сырцового кирпича. Видимо, во второй половине или к концу IV тысячелетия до н. э. стали возникать земледельческие поселения в районе Кандагара (нижние слои Синд-Кали). Пока трудно судить о происхождении наиболее ранней земледельческой культуры в рассматриваемых районах. Ее сравнительно поздняя (относительно соседних стран) датировка приводит к выводу, что появление земледельче­ских поселений в районах Кандагара и Кветты — результат переселения племен из соседних районов. Вероятно, именно в IV тысячелетии до н. э. в Южн. А. и Сев.-Зап. Индии происходил сложный процесс миграций протодравидского населения. Но уже во всяком случае с середины II тысячелетия до н. э. можно говорить о распространении в А. населения индоиранцев (арийской языковой группы), предков большинства народов современного А. Эти арийские племена, прародиной которых были обширные пространства Зап. Сибири и части Средней Азии, уже к XIV в. до н. э. привнесли на Ближний Восток арийские собственные имена и специальные термины. Существует обоснованная точка зрения, что арии двигались по территории Зап. и Южн. А. в сторону Индии и, возможно, уже к этому времени разделились на ираноарийские и индоарийские племена. Именно в Юго-Зап. А., где начинал свою проповедническую деятельность Заратуштра, был создан древнейший памятник иранского языка Авеста — священная книга зороастризма. Наиболее архаичные части Авесты — Яшты — восходят по крайней мере к VIII—VII вв. до н. э., тогда как Вост. А. и Сев.-Зап. Индия — место сложения еще во II тысячелетии до н. э. схожей по содержанию древнеиндийской Ригведы (см. Веды).
Карта Афганистана.
В I тысячелетии до н. э. на территории А. возникают первые раннеклассовые общества с единым городским центром. Крупнейшими из них на территории современного А. были Бактрия (с центром в обл. Балха), Арея (на территории современного Герата), Маргиана (долина Мургаба), Дрангиана (современный Зарандж), Арахозия (долина Аргандаба), Гандхара (бассейн р. Кабул). Уже тогда эти политические объединения начинают играть значительную роль в истории Древнего Востока, а в середине I тысячелетия до н. э. входят в состав мировых держав под главен­ством Мидии, а затем ахеменидского Ирана, воспринявшего в качестве государственной религии зороастризм. В 330—329 до н. э. после падения держав Ахеменидов территория А. вошла сначала в недолговечную империю Александра Македонского, а затем в состав обширного государ­ственного объединения Селевкидов, вынужденного в конце IV в. до н. э. уступить часть Арахозии индий­скому царю Чандрагупте. В III в. до н. э., в период ослабления и распада государства Селевкидов, на месте их бактрийской провинции в 250 до н. э. возникло независимое Греко-Бактрийское царство, включавшее в себя значительную часть территории современного А. В этот полувековой период происходили процессы подъема экономики страны, роста торговли, развития городской жизни, способствовавшие усилению борьбы за политическую независимость. Таким образом, возникновение Греко-Бактрийского царства явилось закономерным результатом развития тенденций, наметившихся еще в селевкидский период. В Греко-Бактрийском царстве продолжалось интенсивное развитие городской жизни и усиление политического значения городов, в аграрной сфере значительного развития достигла ирригация. Многочисленные войны способствовали увеличению числа рабов, однако есть основания предполагать, что рабовладельческий уклад не получил в Бактрии того значения, которое он приобрел в общественном строе рабовладельческих государств Средиземноморья. Рабство в основном имело патриархальный характер, а сохранение земледельческой общины как замкнутой самовоспроизводящейся хозяйственной единицы в определенной степени архаизировало общественные отношения. По всей видимости, между 140 и 130 до н. э. Греко-Бактрийское царство пало под ударами ираноязычных кочевников — юечжи и саков.
Падение Бактрийского царства явилось началом нового периода в истории региона. Это было связано с массовым проникновением в Бактрию и на соседние территории, впоследствии составившие части афганского государства, кочевых племен. Распространение во II—I вв. до н. э. кочевников имело большое значение для этногенеза афганского народа. Цари юечжей Кушаны в I—III вв. н. э. создали огромную державу, включавшую и всю территорию современного А. В III в. в значительной части современного А. установилась власть иранских шахов из династии Сасанидов, так же, как их предшественники Ахемениды, исповедовавших зороастризм. В V — начале VI в. А. был подчинен племенным объединением эфталитов, также сыгравшим определенную роль в этногенезе населявших страну народов. Совершенно точно происхождение эфталитов не выявлено, тем не менее явно прослеживается их связь с юечжами, опрокинувшими ранее Греко-Бактрийское царство, и в любом случае — с приаральскими сако-массачетскими племенами, смешавшимися с гуннами. Считается также, что они дали название пуштунскому племенному объединению абдали (позднее дуррани). В этот период происходил некоторый упадок городского хозяйства и культуры, связанный с кризисом рабовладельческого уклада и усилением тенденций раннефеодального развития. Огромная держава эфталитов, включавшая в свой состав Сев. Индию, Вост. Туркестан и часть Средней Азии, оказалась недолговечной. В 563—567 тюрки древние, выступившие в союзе с Сасанидами, разгромили эфталитов. На этом закончился период предыстории А. (V—VII вв.). В политическом отношении для него была характерна возраставшая раздробленность и децентрализация, усиление значения местной аристократии, ставшие в какой-то мере следствием развития феодализма.
Такова была обстановка в Бактрии, Арахозии и соседних странах, когда на их границах появилась новая могущественная сила — арабский Халифат. В 30—40-е VII в. арабы вторглись в Иран, осуществляя свои завоевания под лозунгами распространения ислама. После разгрома Ирана в период с VII до начала X в. были завоеваны бассейны р. Гильменда, Герируда, а также область Балха (Центр Древней Бактрии), вошедшие в VII—VIII вв. в состав Халифата, затем при распаде арабской империи оказавшиеся под властью наместников Халифата, а по сути самостоятельных правителей, создавших династии Таххиридов, Саффаридов, а после 900 (битва при Балхе) — Самонидских правителей Бухары. Этот период характеризовался дальнейшим развитием феодальных отношений, формированием местных экономических рынков в условиях общей феодальной раздробленности, развитием производительных сил. Этот рост в Хорасане, Сейстане и Балхе (IX—X вв.) выразился в развитии ирригации, увеличении роли технических культур (хлопок, шелк и др.), в расширении городов и ремесел. Вместе с распространением ислама получали распространение новые типы сооружений — мечети, мавзолеи мусульманских святых, медресе. В это время территория современного А. представляла собой в религиозном отношении весьма пеструю картину: в одних местностях население исповедовало зороастризм, в других — буддизм а в высокогорных районах сохранялись древнейшие верования ариев и не прививалась никакая другая религия, в том числе и ислам. В отдельных районах Нуристана языческие верования сохраняются и до наших дней. Другим примером длительного, вплоть до XI в., сопротивления натиску ислама был Кабулистан, который оставался под управлением Кабул-шахов из династии Хинду, сохранивших фактическую независимость и свою религию — принесенный из Индии брахманистской знатью и жречеством индуизм (шиваизм). Ранние сведения о собственно афганцах (пуштунах) свидетельствуют о том, что их предки жили в Сулеймановых горах и прилегающих к ним районах. Из числа горных племен наиболее видную политическую роль играли гурцы (XI—XIII вв.), в период позднего Средневековья и Нового времени — афганцы. Впоследствии по имени афганцев вся страна от Сулеймановых гор до Бадахшана и Герата стала называться А. К X в. сложилась таджикская народность, включавшая кроме Мавераннахра и других областей Средней Азии также Хорасан, левобережье Амударьи и ряд областей, полностью или частично вошедших впоследствии в состав афганского государства. В середине X — XII в. будущая территория А. стала ядром феодального владения Газневидов (центр Газни) (977—1189), а затем с XII—XIII вв. — Гуридов (центр в северо-западном горном районе Гор), образовавших сильные государства, охватывавшие афганские территории. В их армиях уже заметную роль играли военные контингенты тюрок из Средней Азии.
Национальный парк Банде-Амир. Афганистан.
В XIII в. территория А. подверглась опустошительному нашествию монголо-тюркских орд Чингисхана. Монгольскому нашествию обязан своим появлением еще один народ из современной этнической палитры А. — хазарейцы. Монгольские власти неоднократно переселяли монгольские и тюркские племена на территорию современного А. Это обусловило значительные изменения в этническом составе жителей ряда районов, особенно центральной части страны. Здесь сложилась монголоидная по этническим признакам народность хазара, или хазарейцы. У иранцев этот термин обозначал подразделение монгольского войска и соответственно родоплеменную группировку, которая должна была выставить отряд в 1000 чел. Народность эта считается изначально монгольской или, точнее, тюрко-монгольской и принимала активное участие в процессах этногенеза на территории А. Монгольское нашествие тяжело отразилось на экономическом и культурном развитии страны. На всех территориях нынешнего А., как и на соседних землях Средней Азии и Ирана значительно уменьшилось население, пришла в упадок оросительная система, уменьшился объем земледелия, но росло кочевое скотоводство. В середине XIII в. на части территории расселения афганцев в Гуре и Герате возникла гурская династия Куртов. Куртские малики, будучи вассалами монгольских государей из иранской династии Хулагуидов, имели свое войско и распоряжались делами внутреннего распорядка в нем. Ядро их войска составляли гурцы. Впоследствии в связи с расширением владений Куртов от Бадгиса до Инда в составе их военных сил упоминаются представители других народностей, включая афганцев. Государство Куртов, получившее полную независимость после распада державы Хулагуидов, просуществовало еще около полувека и в 1380—1381 было разгромлено войсками Тимура (в апреле 1381 пала столица Герат). В последующие годы территории, населенные афганцами, так же как и соседние области и страны, подверглись жестокому разгрому, а затем были включены в состав владений Тимура. Судьбы афганских племен во времена Тимура и тимуридских правителей Герата были связаны прежде всего с Кабулом, Газимом, Пешаварской долиной. В конце XV — XVI в. в результате передвижений и завоеваний афганских племен группы хахи во главе с юсуфзаями пределы населенных афганцами территорий расширялись на север от Пешаварской долины — на горные области Бунер, Сват и Панджкору.
История А. начала XVI в. связана с именем Захира ад-Дина Мухаммеда Бабура, потомка Тимура, уроженца Ферганы, основателя империи Великих Моголов. В 1503 Бабур захватил Кабул, и с этих пор начинаются тесные связи правителя с афганскими племенами, то перераставшие в военные действия, то определявшиеся рамками союзных договоров. Афганские племена признали верховную власть Бабура, но ни он сам, ни его преемники не смогли полностью покорить воинственных афганских горцев. В результате нескольких военных экспедиций (1505—1507) верховная власть Тимуридов и впоследствии Великих Моголов ограничивалась взиманием сравнительно небольшого числа скота в качестве налога или дани. А вскоре, для того чтобы обеспечить тыл своих войск в будущих походах, Бабур предложил заключить союз с могущественными афганскими племенами — дилазаками и юсуфзаями. Впоследствии этот союз был распространен на большинство других афганских племен, усиливших своими воинами военную мощь завоевателя Индии. Свидетельства Бабура в его трактате мемуарного характера «Бабур-намэ», а также генеалогические сведения фольклорной афганской традиции дают возможность установить расселение значительной части этих племен в Новое время. Это территории между долиной Свата на севере и Дераджатом на юге: часть Пешавара и Свата населяли юсуфзаи, к югу от них располагался ряд племен, остававшихся в этих местностях и до наших дней, — мухаммедзаи (в районе Хаштнагара), афридии (в районе Хайбарского прохода), бангаши (вокруг Хангу), киви-хель баннучей (в Банну), гильзаи (вокруг Газни), моманды и дилазаки впоследствии мигрировали из районов Муккура и Пешаварской долины в районы Кандагара и Заминдавара, где проживали уже племена абдали и хаттаки.
В хозяйстве афганцев кочевое скотоводство сочеталось с земледелием, последнее носило подчиненный характер. В кочевом хозяйстве преобладало овцеводство, в ограниченных размерах коневодство и верблюдоводство; в земледелии — зерновые и рис. При значительном различии между племенами общественный строй афганцев в XVII — первой половине XVIII в. характеризовался, с одной стороны, сохранением значительных патриархальных пережитков, а с другой — развитием феодальных отношений. У многих племен существовала родоплеменная знать, из состава которой выдвигались ханские роды и ханы племен. В других племенах еще в XVIII—XIX вв. прочно удерживалась родоплеменная организация, сохранялась роль совета старейшин (джирга), а также обычного (родового) права, общинные дома гостеприимства и т. д. Большую роль в сохранении родоплеменных пережитков играл обычай периодического передела земли между семьями по жребию (вэш), что должно было препятствовать резкой экономической дифференциации. Определенное место в общественном строе сохраняли рабовладение и работорговля, не игравшие, впрочем, определяющей роли в жизни афганцев. В XVI в. сефевидские шахи Ирана отвоевали Герат у узбеков, а затем захватили земли афганских племен в Кандагарской обл. Тогда же восточные области А. (Газни, Кабул и Пешавар) вошли в состав империи Великих Моголов. Важнейшей внутренней предпосылкой создания афганского государства было развитие феодальных отношений в племенах. Почва для объединения их в одно государ­ство была подготовлена длительной борьбой за независимость против Великих Моголов и иранских шахов. Внешнеполитическая обстановка в начале XVIII в. благоприятствовала образованию самостоятельного афганского государства. Иран вынужден был отстаивать свое существование в войнах с могущественными противниками, а Могольское государство после смерти Ауренгзеба (1707) стало быстро распадаться. В силу главным образом внутренних причин образование первых очагов государственности произошло в западных областях расселения афганских племен, где к началу XVIII в. значительно усилились гильзаи (по имеющимся сведениям, 50 тыс. семей или 250 тыс. чел.). Именно они и нанесли сильный удар Сефевидам, подняв в 1709 восстание, возглавленное ханом Мир Вайсом. Восставшие овладели Кандагаром, где и образовали независимое гильзайское государство под управлением Мир Вайса. Под его руководством гильзаи отстояли самостоятельность этого государства, разгромив в ноябре 1709 сильное войско, посланное из Ирана.
Вслед за гильзаями добились независимости и абдали (около 60 тыс. семей или 300 тыс. чел. в то время), поднявшие в 1716 восстание в Герате под руководством Абдуллы-хана. Разбив в нескольких сражениях иранские войска, повстанцы в 1717 овладели Гератом и распространили свою власть на районы Мургаба, Бадшса, Кусувийе и Гуриана. Таким образом Герат стал центром самостоятельного владения абдалийских ханов из рода Садозаев. Однако уже при первом правителе Абдулле-хане началась война (1719) с Кандагарским государством, в котором последнее победило. Победители во главе с сыном Мир Вайса молодым и энергичным полководцем Махмудом, пришедшим к власти в 1717, присоединили к Кандагарскому государству ряд бывших областей Герата. Вслед за тем Махмуд организовал в 1721 большой поход на Исфахан и, разбив персидские войска, занял его. 22 октября 1722 Махмуд был коронован в качестве иранского шаха и покорил затем значительную часть Ирана, однако власть афганцев была непрочной. Афганское войско в Иране полностью оторвалось от своего оплота в Кандагаре и не имело опоры среди местного населения, поднявшегося на освободительную борьбу. В этих условиях взошла звезда Надира Афшара — будущего шаха Ирана. Прежде чем решиться на столкновение с главными силами гильзаев, Надир в 1729 предпринял поход против Герата, разбил афганские племена абдали и частично включил их в свое войско. Лишь после этого он двинулся против афганских войск в Иране и в течение 1729 очистил от них страну. В 1737 Надир уже в качестве иранского шаха после годичной осады овладел Кандагаром, а затем подчинил Газни и Кабул. На дальнейшем ходе событий сказалось усиление абдалийских племен за счет гильзаев. Афганское государство возникло на развалинах державы Надир-шаха Афшара, распавшейся сразу после его убийства (в ночь с 19 на 20 июля 1747). Афганские племена оказались фактически независимыми, и их стремление к политической консолидации привело к созданию государственного объединения, возглавленного знатью абдалийских племен. После гибели Надира в его разношерстном войске началось смятение, афганские отряды его армии оказались в опасном положении, однако, возглавленные Ахмад-ханом из рода Садозаев, они не только смогли выйти из лагеря, но и захватить часть казны и артиллерию. К осени 1747 испытанный в боях отряд подошел к Кандагару, где в это время находились основные силы абдалийских племен, и там же в октябре 1747 на джирге в присут­ствии духовенства Ахмад-хан был избран шахом первого общеафган­ского государства. Ахмад-шах принял также титул Дурр-и-Дурран («жемчужина среди жемчужин») и одновременно переименовал племя абдали в дуррани («жемчужное»), и само государство стало тоже называться Дурранийской державой. Ахмад-шах уже в первый год правления присоединил к своим владениям многие области, заселенные афганцами, в том числе ранее оккупированные персидскими войсками, — Кабул, Газни и Пешавар. Вслед за тем Ахмад-шаха признали своим государем многие ханы афганских племен правобережья Инда, чему способствовало то, что он почти не вмешивался во внутренние порядки их управления. Только с давних пор враждовавших с абдали гильзаев Ахмад-шах подчинил оружием.
Большая соборная мечеть. Герат, Афганистан. 1200.
Распространив свою власть на афганское население, Ахмад-шах уже в 1748 совершил вторжение в Пенджаб, которое повторил в 1750, 1756 и 1757. В результате этих походов были подчинены Кашмир, Пенджаб и Мультан. С 1758 началась длительная борьба с маратхами за раздел империи Великих Моголов. Апогеем военной кампании стала решающая битва 13 января 1761, в которой афганцы одержали решающую победу. Однако завоевания Ахмад-шаха в Сев. Индии были утрачены после его смерти. Более прочными завоеваниями стали покоренные области Хорасана и узбекского ханства левобережья Амударьи. Кроме афганцев на территории основных областей государства Ахмад-шаха (до р. Инд на востоке) жили таджики, хазарейцы, белуджи и многие другие народности.
Одна из важных причин неустойчивого положения садозайских шахов заключалась в том, что не все афганские племена были подчинены центральной власти. Развитие феодализма, ускорившееся в государстве Ахмад-шаха, приводило к быстрому росту сепаратистских сил, вызывавших децентрализацию державы. В 1773 Ахмад-шах умер и на престол взошел его сын Тимур-шах, правивший в течение 20 лет. Начало его правления было отмечено жесткой междоусобной войной с восставшими дурранийскими ханами, неоднократно возникали заговоры и восстания, но даже это правление в памяти потомков осталось периодом относительного спокойствия. После смерти Тимур-шаха трон занял его пятый сын Земан-шах (1793—1801) — энергичный и беспощадный правитель, однако укрепить шахскую власть он не смог. После подавления одного из заговоров среди казненных оказался Пайинда-хан — глава могущественного рода Баракзаев. Его сыну Фатх-хану удалось бежать, соединиться с братьями и принять активное участие в последовавшей далее междоусобице и смене на престоле садозайских шахов (Махмуд-шах, 1801—1803, 1809—1818; Шуджа аль-Мульк, 1803—1809). К концу кратковременного правления Шуджа аль-Мулька относится первая попытка англичан проникнуть в А. и включить его в сферу своего влияния. Тогда же был подписан и первый англо-афганский договор, ущемлявший интересы А. в военно-политической сфере. Этот договор оказался недолговечным; Шуджа аль-Мульк был свергнут, и на престол вновь взошел Махмуд-шах. Организатором нового переворота, а также опорой трона в последующие годы был Фатх-хан, ставший его великим визирем. Однако в 1815 родственники шаха подвергли его незаслуженной и мучительной казни. Таким образом, второй вождь Баракзаев погиб по вине Садозаев. Эта расправа вызвала восстание баракзайских ханов, Махмуд-шах был свергнут, а А. распался на уделы, которыми стали править братья и сыновья казненного Фатх-хана. В эти годы отдельные ханства (Кабул, Кандагар, Пешавар и др.) являлись фактически самостоятельными владениями и их правители Баракзаи вступили в ожесточенную борьбу друг с другом (1818—1826). В конечном итоге победителем вышел младший брат Фатх-хана Дост-Мухаммед-хан. В 1826 он принял титул эмира, положив тем самым начало новой баракзайской династии афганских государей (1826—1973). Новая афганская держава потеряла Герат (1819), ставший вассальным ханством Персии, а также Мультан (1818) и Кашмир (1819) в Сев. Индии, захваченные владыкой Пенджаба, сикхским махараджей Ранджит Сингхом. В 1823 Ранджит Сингх приступил к окончательному покорению Пешавара. В битве под Пешаваром сикхи победили благодаря предательству афганского правителя этой провинции Мухаммеда Назима. Так начала формироваться актуальнейшая по сей день территориальная проблема «полосы независимых племен». Ключевое положение А. на пересечении важнейших стратегических и торговых путей между Индией, Ираном и Средней Азией делало эту страну объектом политического и торгового соперничества Англии и России. В то же время англичане стремились использовать нашедшего у них убежище бывшего афганского шаха Шуджа аль-Мулька. В 1834 они дали ему сильный отряд сипаев и отправили на завоевание потерянного царства. Это была как бы репетиция будущей англо-афганской войны.
Афганские ножи-хиберы. XIX в.
А. не имел в то время общей границы с английскими владениями в Индии. Их разделяли два независимых княжества — Синд и государство сикхов. В то время как английские войска должны были вторгнуться в А. через Синд, сикхи обязались наступать из Пешавара к Кабулу. Бывший садозайский шах Шуджа должен был сопровождать войско в качестве «законного афганского государя». Осенью 1838 началась война. 22-тысячная армия двинулась на Кандагар и захватила город, где Шуджа был коронован. Затем английские войска взяли штурмом Газни, а затем 7 сентября 1839 без боя заняли Кабул. Дост-Мухаммед отступил за Гиндукуш, возглавив там партизанскую войну. В сентябре — октябре 1840 в ущельях Кахистана произошло несколько ожесточенных сражений, а 2 ноября битве у Парвана афганцы разгромили англо-индийские войска. Англичане организовывали массовое отступление, но 3 ноября Дост-Мухаммед совершенно неожиданно и при по сей день неизвестных обстоятельствах попал в плен к англичанам. В первый момент после капитуляции эмира волна восстания несколько спала, но весной и летом 1841 пламя народной войны разгорелось вновь. 2 ноября 1841 произошло массовое восстание в Кабуле. В ноябре в Кабул прибыл сын плененного Дост-Мухаммеда Акбар-хан, талантливый военачальник и организатор, ставший героем освободительной борьбы. Английский гарнизон понес потери, руководители британской администрации Макнотен и Бернс были убиты. В январе 1842 остатки гарнизона (ок. 17 тыс. чел.) начали отступление из Кабула, но по дороге в Индию английские войска были уничтожены горными племенами. В начале 1842 афганские отряды нападали на английские гарнизоны, еще оставшиеся в некоторых городах страны. 7 марта 1842 был уничтожен гарнизон в Газни, а ставленник англичан Шуджа аль-Мульк — убит в Лагари. Руководители британской колониальной политики осознали, что война проиграна, вынужденно покинули страну, а в конце 1843 английские власти были вынуждены разрешить Дост-Мухаммеду вернуться на родину. Так закончилась Первая англо-афганская война 1838—1842 (см. Англо-афганские войны) и начался второй период правления Дост-Мухаммеда.
Эмир настойчиво проводил политику объединения страны и восстанавливал войско. В дальнейшем эмирские полки сыграли большую роль в завоевании узбекских и таджик­ских ханств левобережья Амударьи. В 1843 Великобритания захватила Синд, в 1845—1846 — Пенджаб. В ответ Дост-Мухаммед оккупировал Пешавар, но перед угрозой новой войны вынужден был отступить. Вместе с Пешаварской обл. в Британскую Индию попало многочисленное пуштунское племенное население. Потеряв возможность успешных действий на юго-востоке, Дост-Мухаммед перешел к активной политике на севере. Сначала был завоеван Малый Туркестан (так называли тогда нынешний Афганский Туркменистан), а затем после разгрома узбекских ханов был захвачен Балх. Так началось растянувшееся на долгие годы афганское завоевание левобережья Амударьи. В 1855 Дост-Мухаммед, главным образом из-за необходимости в мирной передышке, подписал с англичанами мирный договор, обязуясь быть «другом друзей и врагом врагов Англии». Причем англичане подобных обязательств на себя не брали, в чем уже выражалась неравноправность договора. Правда, взамен они обязались предоставлять А. субсидии, оружие, станки. В 1863 за несколько дней до своей смерти Дост-Мухаммед подчинил Герат и таким образом объединил под своей властью страну. После смерти Дост-Мухаммеда на престол вступил его сын Шер Али. Однако англичане провоцировали волнения, подбивая братьев эмира, а затем даже его старшего сына Якуб-хана оспаривать власть. Шер Али возобновил политику завоеваний за Гиндукушем и подчинил ряд узбекских ханств. Левобережье Амударьи стало афганской собственностью, что вызвало большую озабоченность России, также желавшей обосноваться в Центральной Азии. Все эти события вновь изменили региональную ситуацию.
Жилет, отделанный монетами, — традиционный элемент народного костюма.
В 1870—1880-е снова усилилась угро­за английской агрессии. По указанию Б. Дизраэли вице-король Индии Литтон обратился к Шер Али с требованиями допустить в А. британского резидента и поручить британским офицерам постройку ж. д. в А. и контроль над ней. Эмир отверг эти требования и стал готовиться к войне. В ноябре 1878 английская армия тремя колоннами вторглась в А. Англичане заняли Кандагар, Джелалабад и двинулись на Кабул. Шер Али перебрался на север, в Мазар-и-Шариф, но там тяжело заболел и умер. Англичане тут же возвели на престол его сына Якуб-хана, давно зависимого от них. Весной 1879 тот прекратил сопротивление и заключил в местечке Гандамак кабальный договор с английской администрацией, превращавший А. в вассала Великобритании. 3 сентября в Кабуле началось восстание. Повстанцы отказались выполнять распоряжения эмира, он был вынужден бежать в Индию и позже отречься от престола. В декабре 1879 60-тысячное войско повстанцев прорвалось в столицу и осадило англичан в ее пригороде. В начале 1880 в Сев. А. появился мятежный племянник Шер Али Абдуррахман-хан, ранее боровшийся с ним за власть и бежавший в Ташкент на территории России. Русские снабдили его деньгами и оружием, и очень скоро он стал одним из вождей освободительной войны. В то же время на севере страны борьбу возглавлял сын Шер Али Аюб-хан. В таких условиях, опасаясь, что их армии объединятся, англичане весной 1880 признали Абдуррахмана эмиром, передали ему столицу, крупные денежные средства и запасы оружия. За это новый эмир обязался до поры соблюдать Гандамакский договор и временно закрыть глаза на сохранение английского гарнизона в Кандагаре. Между тем Аюб-хан не признал Абдуррахмана эмиром и продолжал борьбу против англичан. Летом 1880 он нанес им жестокое поражение под Майвандом. К тому же попытки англичан утвердить свою власть над Кандагаром закончились неудачей. В апреле 1881 они эвакуировались из города и передали его Абдуррахману. Таковы были бесславные для Великобритании последствия Второй англо-афганской войны 1878—1880. В июне 1881 Аюб-хан предъявил притязания на престол и появился со своими войсками в Кандагарской обл. Абдуррахман быстро собрал наличные силы и выступил на Кандагар, где и произошло решающее сражение, в котором он победил. Аюб эмигрировал из А., а Абдуррахман, вновь присоединив Герат, в основном завершил объединение А. в нынешних его границах.
Сабля (тип тальвар). Афганистан. Конец XVIII — начало XIX в.
Войны, хотя в целом и победоносные, стоили А. больших жертв и сопровождались значительными разрушениями; их последствия для бедной, небогатой ресурсами и малонаселенной страны были очень тяжелы. Абдуррахман постепенно избавился от большинства кабальных статей Гандамакского договора, за исключением статьи, ограничивавшей внешний суверенитет страны. Все внешние связи афганское правительство обязывалось осуществлять исключительно при посредничестве английского Бюро, расположенного на территории Индии (впустить резидентов в А. Абдуррахман отказался категорически). В этом усматривалось неравноправие и зависимость А. от Англии, но справедливости ради надо отметить, что это условие не было навязано силой, а скорее куплено: взамен автономии англичане обязались предоставлять афганцам крупные денежные субсидии, механизмы, станки, сырье. В рамках этих соглашений Абдуррахман объявил А. закрытой страной, европейцам доступ в нее был запрещен, подданным эмира грозила смертная казнь за выезд за пределы страны без специального разрешения.
В первые годы правления Абдуррахмана феодальные заговоры и мятежи создавали весьма напряженную обстановку. На случай бегства эмир постоянно держал оседланного коня и мешок золота. В конце концов, он сумел сломить многих крупнейших феодалов, создать административно-политический аппарат, обеспечивший более регулярное поступление налогов в казну, и организовать систему тайной службы. Самыми суровыми методами Абдуррахман добился безопасности на караванных путях, предавая разбойников мучительной казни. Эмир ввел единую для всего А. монетную систему, унифицировал меры длины и веса. В целом же внутренняя политика эмира, направленная на укрепление центральной власти, отражала прежде всего интересы той части помещиков, которая (в отличие от военно-ленных феодалов и ханов племен, опиравшихся на собственную военную силу) нуждалась в крепком централизованном государстве с аппаратом насилия и принуждения эксплуатируемого крестьянства. Абдуррахман регулярно прибегал к насильственному переселению племен, дабы подорвать их силу. Большое внимание уделялось торговле, главным предметом экспорта являлся высококачественный каракуль. Абдуррахман монополизировал торговлю многими важнейшими экспортными и импортными товарами. В Кабуле был основан первый военный завод («Арсенал», «Машин-хане»), производящий пушки, ядра, порох и индивидуальное оружие.
Во внешней политике Абдуррахман умело использовал англо-россий­ские противоречия в регионе, однако пограничные конфликты эмирата обострялись как на севере, так и на юге. К 1884 границы России подошли вплотную к афганским и одним из спорных районов стал Пендинский оазис в Туркмении. 30 марта между русскими и афганскими отрядами произошло вооруженное столкновение у моста Таш-Кепри, в котором афганцы понесли серьезные потери. Впоследствии кризис был разрешен дипломатическим путем, Россия отвела войска из некоторых спорных пограничных пунктов, но Пендин­ский оазис оставила за собой. На юге обострилась борьба Абдуррахмана с англичанами за «полосу независимых племен», пограничные с Индией области, населенные афганскими племенами (Пешавар, Дир, Сват, Баджаур и др.). В 1893 английское правительство потребовало, чтобы Абдуррахман отказался от борьбы. В Кабул было направлено посоль­ство во главе с крупным чиновником Дюрандом. Под сильным военным и дипломатическим нажимом Англии эмир вынужден был подписать текст соглашения, признав переход большей части территории «независимых племен» к Британской Индии. Этим соглашением предусматривался также обмен подвластных эмиру территорий на северном берегу Амударьи на часть земель Бухарского эмирата, расположенного на ее южном берегу, образовавшего буфер между английскими владениями в Индии и русскими в Памире. В целом это соглашение не снизило противоречия в регионе, а обострило: первые же попытки англичан продвинуться на «отведенные» им территории вызвали вооруженный отпор проживающих там племен; «линия Дюранда» не обозначила разграничения в землях могущественного племени момандов, что привело к ряду новых кризисов в англо-афганских отношениях. Соглашение сразу же было оспорено правительством Абдуррахмана, как и всеми последующими афганскими правительствами, отказывающимися по сей день признавать насильственное отторжение исконных пуштунских земель и населения. В последние годы жизни эмира произошло некоторое расширение границ А. за счет завоевания Кафристана, высокогорной области на южных склонах Гиндукуша, населенной кафирами (так мусульмане называли язычников), площадью 9,5 тыс. км2. Кафристан был покорен в течение зимы 1895—1896 и переименован в Нуристан («страну, озаренную светом истинной религии»), а его население — в нуров. 1 октября 1901 Абдуррахман умер, заблаговременно обеспечив престол своему старшему сыну Хабибулле-хану. Со смертью Абдуррахмана ушел в прошлое особый период истории А. В XX в. возникли уже совершенно иные реалии, во многом изменившие ход развития страны.
Предшествующие реформы способ­ствовали централизации государства, развитию торговли, но все же А. в начале XX в. оставался слаборазвитой, изолированной от внешнего мира страной с почти поголовно неграмотным населением, более трети которого составляли кочевники и полукочевники. Субсидии англий­ского правительства и поступления, связанные с внешней торговлей, в которой первое место занимала Британская Индия, составляли большую часть доходов афганской казны. За исключением оставшегося со времен Абдуррахман-хана кабульского военного арсенала и нескольких мелких казенных предприятий, фабрично-заводской промышленности в стране не существовало. В годы правления Хабибуллы число казенных предприятий увеличилось всего на несколько единиц, причем строительство их осуществлялось с большими трудностями. Требованиями жизни были вызваны попытки верхушечной европеизации афганского государства. Однако они в основном не выходили за рамки новшеств в придворном обиходе и закупки заграничных новинок типа европейской одежды, авторучек, пишущих машинок, легковых автомобилей и т. п. Большее значение имела организация государственного гражданского учебного заведения «Хабибийя» (1903) и офицерского училища, положивших начало созданию новой афганской интеллигенции. Получив элементы современного образования, эта интеллигенция сыграла немалую роль в развитии культуры и распространении новых идей, включавших требования конституции и реформ. Уже это вызвало репрессии со стороны властей, в марте 1909 был брошены в тюрьму директор училища «Хабибийя» Абдул Гани и все участники его группы. Позже многочисленные аресты обвиненных в реформаторском заговоре были произведены в Кабуле и других городах. С этими событиями связывается начало движения в пользу конституционных реформ. В А. участников движения стали называть «новые афганцы», в российской историографии их именуют младоафганцами, а движение, соответственно, — младоафганским. Новые влияния вызвали консолидацию консервативных кругов, извест­ных в литературе под названием староафганцев. Помимо борьбы с младоафганцами за влияние на эмира, староафганцы придерживались курса внешней изоляции, сотрудничества с англичанами и сопротивления любым новшествам.
Провинция Кандагар. Аэрофотосъемка.
Вскоре после начала Первой мировой войны 1914—1918 Хабибулла провозгласил нейтралитет А. К концу войны сложились благоприятные условия для восстановления полного государственного суверенитета страны. Несмотря на различие во взглядах между младоафганцами и староафганцами, и те и другие осуждали Хабибуллу за неспособность активно использовать создавшуюся международную обстановку для ликвидации зависимости А. от Англии, обвиняли его в том, что к концу войны Британская Индия захватила монополию на внутреннем рынке в ущерб национальным интересам, в расточительных тратах государ­ственных средств. Среди населения все большей популярностью начал пользоваться принц Аманулла-хан, шестой сын эмира, известный своими связями с младоафганским движением. 20 февраля 1919 эмир Хабибулла был убит в результате дворцового заговора. Убийц найти не удалось. После непродолжительной борьбы с претендовавшими на власть староафганцами на трон вступил Аманулла-хан, и в день коронации 28 февраля 1919 новый эмир (провозгласивший себя впоследствии королем) огласил манифест, в котором провозглашалась полная независимость А. Первой страной, признавшей полный суверенитет А., была Советская Россия (27 марта 1919). Великобритания, не добившись выполнения своих требований о соблюдении условий старых договоров, в мае 1919 развязала Третью англо-афганскую войну. Опираясь на многократный численный и военно-технический перевес, англий­ская армия вторглась на территорию страны, осуществляя наступление на Кабул. Афганская армия, усиленная племенными ополчениями, под командованием родственника Амануллы-хана талантливого военачальника Надир-хана оказала успешное сопротивление, а на одном из участков, перейдя в контрнаступление, вторглась в Северо-Западную пограничную провинцию Индии. Положение англичан осложнялось также в связи с подъемом освободительной борьбы в Индии. В результате спустя месяц после начала войны, 3 июня 1919, Англия была вынуждена пойти на перемирие и подписать мирный договор, по которому А. признавался независимым государством.
Завоевание независимости открыло для А. возможность проведения давно назревших реформ. К числу самых важных преобразований относились введение частной соб­ственности на землю, расширение государственного сектора во многих отраслях хозяйства, организация первых национальных акционерных компаний, уничтожение некоторых средневековых юридических институтов (в том числе владения землей за службу), выпуск бумажных денег. Особое значение имело введение основного закона — конституции А. (10 апреля 1923), установившей в стране монархический строй с некоторым уклоном к парламентаризму. Предметом особых забот младоафганского правительства стала модернизация просвещения. Большинство преобразований ущемляло позиции консервативных слоев общества, верхушку мусульманского духовен­ства. В то же время проведение реформ стоило огромных средств, которые добывались путем увеличения налогов и, соответственно, ухудшения и без того тяжелого положения народных масс. Недовольство реформаторской деятельностью эмира вылилось в широкий народный протест, использованный лишенным целого ряда привилегий духовенством. Осенью — зимой 1928 восстали племена в районах Хазараджата и Хоста. По мере их продвижения к Кабулу к ним присоединилось обремененное налогами крестьянство. На севере страны, населенном преимущественно таджиками, восстание возглавил выходец из местных крестьян Бачайи Сакао (см. Бачаи Сакао восстание). В ноябре 1928 его отряды захватили Чарикор, там он объявил себя эмиром под именем Хабибулла-кулли и 17 января 1929 вступил в Кабул. Аманулла-хан отрекся от престола и эмигрировал за границу (умер в Цюрихе в 1960). В А. наступило тяжелое время. До осени 1929 страну терзала кровавая внутренняя война. Лишь к концу 1929 Надир-хану, родственнику Амануллы-хана, герою Третьей англо-афганской войны, удалось объединить патриотические силы в стране и покончить с режимом Бачаи Сакао. Восстание было разгромлено, самозваный эмир низложен и казнен. 15 октября 1929 Надир-хан был провозглашен падишахом (королем) А. При нем были созданы условия для постепенной нормализации жизни. Внутренняя политика была направлена на последующее развитие помещичьего буржуазного государства. Реформы младоафганцев продолжались, но проводились взвешеннее и осторожнее. Эти цели и приоритеты нашли отражение в конституции 1931, ставшей новым шагом в развитии афганского государства от абсолютной монархии к конституционной. С 8 ноября 1933, после смерти Надир-шаха, королем стал его сын Мухаммед Захир-шах.
В 1930-е правительство принимало меры для развития торгового капитала, субсидируя купеческие компании (ширкеты), и, что еще важнее, фабрично-заводской промышленности, что способствовало росту национальной буржуазии. С началом Второй мировой войны 1939—1945 афганское правительство объявило в сентябре 1939 нейтралитет. Однако в этот период международные монополии использовали экономические трудности страны для укрепления своих экономических и политических позиций. К концу войны наибольшую активность в борьбе за афганский рынок проявили США, монополизировав, в частности, сбыт каракуля, что составляло 50 % экспорта страны. С окончанием войны проникновение США на внутренний рынок А. усилилось. В 1946 США навязали А. соглашение о строительстве за афганское финансирование на юге страны ирригационной сети и автомобильных дорог. К намеченному сроку (1949) строительство не было завершено, в связи с чем А. был вынужден просить займы у тех же США. В 1949 и в 1954 займы были предоставлены в общем объеме 39,5 млн долл. на очень жестких условиях. Но все равно этих денег не хватило для завершения проекта. Экономические трудности вызывали обострение социальных противоречий. Развитие капитализма, рост торгового земледелия и скотоводства ускоряли разорение и обезземеливание основной массы аграрного населения. Наряду с этим незначительная прослойка зажиточного кресть­янства превращалась в сельскую буржуазию. Условия труда формирующегося пролетариата были очень тяжелыми. Крупный капитал, тесно связанный с помещичьим землевладением, ущемлял интересы средней и мелкой буржуазии. В послевоенные годы оформились общественные течения, выражавшие интересы той буржуазии, которая была недовольна засильем компаний-ширкетов и концентрацией политической власти в руках помещиков и представителей крупного капитала. К этим течениям примыкали различные слои интеллигенции. В мае 1952 участники оппозиционных течений провели массовую демонстрацию в Кабуле, вслед за которой последовали репрессии со стороны властей.
В такой обстановке в сентябре 1953 в А. произошла смена кабинета. Новое правительство во главе с братом короля М. Даудом стремилось к развитию национальной промышленности. В рамках провозглашенной политики «руководимой экономики» были осуществлены важные преобразования: усиление контроля над внешней торговлей, расширение кредитной системы путем создания новых банков, а также кредитных кооперативов. Осуществленные в А. к началу 1960-х экономические меро­приятия, расширение базы наемного труда вызвали серьезные социальные проблемы. Нерешенность аграрного вопроса, неприкосновенность многих отживших политических институтов, привилегии пуштун­ских племен лишь усугубляли раскол в стране. В марте 1963 кабинет М. Дауда ушел в отставку. Новый кабинет министров во главе с Мухаммедом Юсуфом утвердил в сентябре 1964 конституцию А., утвержденную Лойя Джиргой (национальный сословно-представительный съезд) и в октябре подписанную королем. Новая Конституция подтверждала конституционную монархию, запрещала членам королевской семьи занимать высшие должности в государстве, гражданам предоставлялся ряд прав (свобода слова, печати, собраний и т. п.), создавался двухпалатный парламент. Однако период с середины 1960-х по середину 1970-х не привнес в афганское общество существенных изменений, которые способствовали бы улучшению социально-экономического положения. Впервые в истории страны заявили о себе рабочие. К концу 1960-х насчитывалось 880 тыс. чел., занимающихся наемным трудом. Из них занятых в промышленном производстве — более 30 тыс. Весной 1968 все крупные предприятия были охвачены забастовочным движением. С 1969 в политическую борьбу вступило студенчество. Борьба идей происходила и в армии, модернизированной в 1960-е и к началу 1970-х достигшей 90 тыс. чел. В середине 1960-х образовались первые политические партии. В январе 1965 была создана Народно-демократическая партия А. (НДПА) на базе слияния марксистских и социалистических кружков. Генеральным секретарем стал Н. М. Тараки, его заместителем — Б. Кармаль. В апреле 1966 НДПА основала свой печатный орган — газету «Хальк» («Народ»). Уже в мае 1966 газета была запрещена правительством, но продолжала издаваться нелегально. Правящие круги создали проправительственную Партию прогрессивных демократов, не ставшую популярной и распущенную в 1967.
В начале 1970-х политическая атмо­сфера еще более накалилась. Многие представители политической элиты все чаще приходили к мысли о смене режима власти и формы правления в стране. В условиях социального кризиса, с целью упреждения возможности захвата власти снизу, задачу ликвидации обреченного на смену режима взяла на себя армия. В ночь с 16 на 17 июля 1973 группа офицеров, возглавляемая бывшим премьер-министром и членом королевской семьи М. Даудом, совершила государ­ственный переворот. Монархиче­ский строй был упразднен, а А. провозглашен республикой. Захир-шах отрекся от престола и остался жить в Европе. Высшим органом государ­ственной власти в стране стал Центральный комитет республики (ЦКР). В августе 1973 было сформировано первое республиканское правительство во главе с М. Даудом. Были предприняты попытки реорганизации общественной жизни, объявлена борьба с коррупцией, спекуляцией, введены налоговые льготы. Важным мероприятием стало принятие закона о земельной реформе, по которому помещичье землевладение ограничивалось 20 га поливных земель. Излишки передавались крестьянам на условиях выкупа. Однако в целом землю смогли получить чуть больше 5 тыс. крестьянских семей, т. е. около 1 % всего афганского крестьян­ства. Еще более ухудшило ситуацию то, что с 1974 М. Дауд пересмотрел свои демократические позиции и взял курс на установление в стране режима личной власти. Монополию на власть получила созданная им Партия национальной революции (ПНР). Провозглашенные свободы оставались лишь на бумаге, более того, был принят специальный указ о 10-летнем тюремном заключении для пропагандистов создания других партий. Новая Конституция 1977 закрепила сложившуюся форму политической власти — режим личной диктатуры М. Дауда, ставшего президентом страны. Некоторые партии самораспустились, другие, включая НДПА, ушли в подполье. Внутриполитическая обстановка в стране к 1978 стала резко обостряться. 25 апреля было арестовано руководство НДПА, включая Н. М. Тараки и Б. Кармаля. Оставшиеся подали сигнал к вооруженному выступлению. Несколько батальонов афганской армии напали на резиденцию М. Дауда. В ходе завязавшегося боя он был убит. Это произошло 27 апреля 1978. Так началась Апрельская (Саурская) революция 1978, последствия которой растянулись на годы.
После освобождения из тюрем руководство НДПА взяло власть в свои руки. Были сформированы Революционный совет (РС), ставший высшим органом страны, а также новое правительство. Председателем РС стал Н. М. Тараки, его заместителем — Б. Кармаль. Страна получила название Демократическая Республика А. (ДРА). Первые законы были направлены на подрыв крупного землевладения: конфисковывалось движимое и недвижимое имущество крупных землевладельцев, снижались цены на ряд товаров первой необходимости, принимались меры по улучшению снабжения населения. Новые власти пытались заручиться поддержкой крестьянства. Однако правительство проводило реформы слишком быстро, не привлекая крестьян на свою сторону постепенно, с учетом национальных особенностей, социальной психологии, не ушедшей патриархальности и высокой религиозности. К тому же наделение землей было обусловлено рядом ограничений: ее нельзя было продавать, сдавать в аренду, дробить при передаче по наследству, что противоречило и обычаям, и шариату. Общество не было готово к отмене выкупа за невесту и ношения чадры, введению возрастных ограничений при браке. Серьезной политической ошибкой стало массовое преследование духовенства. Эти и другие просчеты руководства НДПА стали прологом к началу гражданской войны в А. Первое время сопротивление носило стихийный характер, однако жесткая ответная реакция способ­ствовала его организации. В октябре 1978 произошло первое крупное вооруженное восстание в Нуристане, затем в марте 1979 в Герате и в ряде других областей и городов. По некоторым оценочным данным, к середине 1980-х в сопредельных мусульманских странах оказалось до 3 млн беженцев, проживавших в военных лагерях и постоянно с оружием пересекавших границу и участвовавших в боевых действиях. Пагубную роль играли также распри между лидерами НДПА. В октябре 1979 руководитель НДПА и РСН Тараки был убит по приказу его соперника Х. Амина, после чего реформы сменили псевдореволюционная риторика и массовые репрессии. К тому же СССР, опасаясь того, что Х. Амин обратится за военной помощью к США, в декабре 1979 ввел в Кабул войска. Президентский дворец был взят штурмом, Амин убит, а во главе НДПА и РС встал Б. Кармаль.
Б. Кармаль. 1979.
С этого момента А. оказался в огне войны, которая продолжается до сих пор. Введение советских войск было грубым политическим просчетом. Оно не только оттолкнуло от СССР большинство афганцев, но и поставило в изоляцию правитель­ство Кармаля в Кабуле. Запоздалые попытки расширить социальную базу этого правительства, привлечь народ обещаниями новых реформ не дали результатов, как и замена таджика Кармаля в мае 1986 пуш­туном М. Наджибуллой. Длительная война привела к неслыханным разрушениям городов и массовому бегству населения в Пакистан, Иран и другие страны. Но главное, она вызвала резкий рост национализма различных афганских этносов, многократное усиление позиций различного рода фундаменталистских, исламско-националистических течений, опирающихся в вооруженной борьбе на этнические, племенные и политические группировки. Борьба не завершилась и с выводом в конце 1988 — начале 1989 из А. советских войск и падением в 1992 лишившегося поддержки извне правительства Наджибуллы. В апреле 1992 в стране утвердилось временное правительство, А. был провозглашен ислам­ским государством. Затем в декабре 1992 Б. Раббани, давний поборник мусульманской идеи, был избран президентом. С оформлением новой государственности мир, однако, не пришел на афганскую землю. Развернулась междоусобная война, основой которой стал межисламский и этнический фактор. Раббани, заняв пост президента, оставался и руководителем партии «Исламское общество А.», ядро которой составляли таджики. Его поддерживал другой таджик, известный полевой командир А. Ш. Масуд. Пуштун Г. Хекматьяр, глава Исламской партии А., отстаивал лозунг «А. для пуштунов». Узбек Дустум удерживал власть над шестью северными провинциями с многочисленным узбекским населением. Между тем осенью 1994 на политической арене А. появилась новая сила — движение «Талибан». Талибы — учащиеся пакистанских медресе, в основном пуштуны из числа эмигрантов, составлявших ядро движения, — объявили о намерении покончить с войной в А. и установить в стране «подлинно исламское» правление. Осенью 1995 они разгромили группировку Хекматьяра, оттеснив его к востоку от Кабула, и вышли на подступы к столице. Поддержку движению оказывали кроме Пакистана Саудовская Аравия и США. К концу 1995 талибы захватили Герат, вслед за тем Джелалабад. Вскоре в осаде оказалась столица, 27 сентября 1996 талибы заняли ее. Б. Раббани бежал, бывший президент Наджибулла был повешен. После этого талибы развернули наступление на север, но были отброшены назад войсками Северного альянса во главе с Шах Масудом. Летом 1998 талибы вновь развернули наступательные дей­ствия и 9 августа взяли штурмом Мазари-Шариф. Генерал Дустум бежал в Турцию. К сентябрю 1998 талибы контролировали около 90 % территории А. Потерпевшие неудачу в ходе летней военной кампании талибов президент Раббани и премьер-министр Хекматьяр покинули страну, обосновавшись в Тегеране.
Еще до захвата Кабула талибы начали создавать свою структуру власти. Высшим законодательным органом стал Большой совет (Шура). Его возглавил лидер талибов мулла Мухаммед Омар Ахундзада, позже (28 октября 1997) провозгласивший себя эмиром, что означало реставрацию монархии. Не имея четко разработанной экономической и социальной программы, новые правители в своей политической практике отдали приоритет воплощению в жизнь духовных и моральных принципов в рамках сконструированной ими модели «истинно исламского общества». Были введены жесткие ограничения в сфере быта, социального поведения и семейных отношений: мужчинам было предписано отрастить бороду, женщинам — надеть чадру и не появляться вне дома без сопровождения родственников мужчин. Несмотря на очевидные военные успехи движения «Талибан», его международные позиции оставались шаткими. Лишь два государства — Саудовская Аравия и ОАЭ — официально признали режим талибов. Большой вред в глазах западного мира их имиджу нанесли тесные связи с А. Усамой бин Ладеном, получившим убежище в А. После террористических актов 11 сентября 2001 президент США Дж. Буш-младший выдвинул талибам ультиматум: выдать американскому правосудию бин Ладена и все руководство «Аль-Каиды». 21 сентября талибы ответили отказом, заявив, что американцы не представили достаточно веских доказательств причастности «Аль-Каиды» к атакам в Нью-Йорке и Вашингтоне. 22 сентября ОАЭ и Саудовская Аравия разорвали дипломатические отношения с А. Из самого А. в Иран и Пакистан хлынул огромный поток беженцев. 13 сентября 2001 военный лидер Северного альянса Шах Масуд был убит в результате покушения, приписанного «Талибану» и «Аль-Каиде». 7 октября 2001 началась военная операция войск НАТО (во главе с США), поддержанная войсками Северного альянса, против организации «Талибан», продолжающаяся по настоящее время. В ходе жестоких боев талибы 9 ноября сдали Мазари-Шариф, а 13 ноября оставили Кабул, находившийся под их контролем с 1996.
Панорама Кабула.
С декабря 2001 власть в стране осуществляло переходное правительство. В июне 2002 Лойя Джирга избрала на двухлетний срок главой переходного правительства Х. Карзая, тогда же страна получила новое название — Исламское Государство А. В январе 2004 состоялось очередное собрание Лойя Джирги, которое выработало и приняло новую афганскую конституцию. Президентом страны был избран в октябре 2004 бывший глава переходного правительства Х. Карзай. Гражданская война и присутствие в стране войск НАТО привела к практическому уничтожению большей части промышленной инфраструктуры А. В 2004 из 366 довоенных предприятий работало лишь 9, значительная часть с.-х. земель была выведена из севооборота, сильно разрушены ирригационные сооружения, в расчете на душу населения ВВП по паритетам покупательной способности составлял менее 670 долл. США. Но главное, страна по-прежнему находится в состоянии внутренней войны. С 2003 «Талибан» начал постепенно восстанавливать силы, используя неконтролируемую «племенную зону» на афгано-пакистанской границе в качестве своей тыловой базы. В 2003—2004 «Талибан» набирал силу и постоянно усиливал боевые действия в южных районах А. В начале 2004 талибы настолько укрепились в южных районах страны, что назначили своих «теневых» губернаторов в провинциях Пактика, Пактия, Нангархар и Кунар. 2005 был отмечен новой волной эскалации насилия, возросли потери американского контингента и сил НАТО. 1 августа 2006 НАТО приняло от США командование международными силами на юге страны. Эта миссия расценивалась как самая опытная за 57 лет существования организации. С сентября 2006 в А. не прекращаются активные боевые действия правительственных и международных войск (11 тыс. в начале 2007) против вооруженных сил талибов. Результаты наступления сил коалиции на юге А. неоднозначны: 25 сентября 2008 в ходе операции «Несокрушимая свобода» силы международной коалиции потеряли 980 чел. погибшими (из которых ок. 600 составляли военнослужащие США). 1 октября 2008 мулла Омар после контрнаступления талибов в Вазирастане призвал войска НАТО покинуть территорию А., в противном случае предрекая им полное уничтожение. В 2012 президент США Б. Обама заявил о предстоящем в 2014 выводе американских войск из А.

Лит.: Абдурахман-хан. Автобиография / пер. с англ. Т. 1—2. СПб, 1901; Авеста. Избранные гимны / пер. и коммент. И. М. Стеблина-Каменского. Душанбе, 1990; Азимджанова С. А. Государство Бабури в Афганистане и Индии. М., 1977; Афганистан в начале ХХI в. Сб. статей. М., 2007; Афганистан: история, экономика, культура. М., 1989; Бабаходжаев М. А. Борьба Афганистана за независимость (1838—1842). М., 1960; Ганковский Ю. В. Дуррани. М., 1958; Гордон-Полонская Л. Р. Пережитки общинно-родового строя в социально-экономическом развитии афганцев в XIX в. М., 1960; Губер М. Г. Афганистан на пути истории. М., 1987; История Афганистана. М., 1982; История Афганистана с древнейших времен до наших дней. М., 1982; История советско-афганских отношений. М., 1988; Коргун В. Г. Афганистан в 20—30-е годы ХХ в. М., 1983; Массон В. М., Ромодин В. А. История Афганистана. Т. I—II. М., 1965; Мир Гулам Мухаммад Губар. Ахмад-шах — основатель афганского государства. М., 1959; Раштия К. С. Афганистан в XIX в. / пер. с дари. М., 1958; Рейснер И. М. Независимый Афганистан. М., 1929; Рейснер И. М. К вопросу о складывании афганской нации // Вопросы истории. 1949. № 7; Его же. Развитие феодализма и образование государства у афганцев. М., 1954; Ромодин В. А. Афганистан во второй половине XIX в. — начале ХХ века. М., 1990; Россия и Афганистан. М., 1989; Теплинский Л. Б. Афганистан: война и проблемы мира. Сб. статей. М., 1988; Халфин Н. А. Провал британской агрессии в Афганистане (XIX в. — начало ХХ в.). М., 1959; Шах Вали. Мои воспоминания / пер. с фарси. М., 1960; Abdul Samad Ghaus. The Fall of Afganistan. Virginia (USA), 1988; An Inquiry into the History of the Hazana Mongols of Afganistan // Southwest J. Anthropol. Albuquerque. 1951. V. 7. № 3; Coon C. S. Seven Caves. London, 1957; Elphinstone M. An Account of the Kingdom of Caubul and it’s Dependencies in Persia, Tartary and India London, 1815; Moxan L. Life of the Amir Dost Mohammed khan of Khabul. V. 1—2. London, 1846; Sykes P. A. A History of Afganistan. New Delhi, 1981. А. М. Родригес.