А
Алжир Алжи´р страна в Сев. Африке.
Алжир в древности и средние века
Находки археологии на территории А. свидетельствуют о ее заселении около 2 млн лет назад. Обнаруженные примитивные каменные орудия периода нижнего и среднего палеолита, указывают на то, что первобытные обитатели страны занимались охотой и собирательством. Постепенно стали развиваться земледелие, животноводство. Возникли первые укрепленные селения. В конце XII в. до н. э. здесь были основаны финикийские колонии, которые в VIII в. до н. э. перешли под власть Карфагена. В III в. до н. э. на территории А. возникли межплеменные союзы массилов и масесилов. Агеллид (предводитель) массилов Масинисса (203–148 до н. э.) объединил в 202 оба союза в единое государство Нумидию. При нем и его преемниках здесь процветает земледелие, торговля, городская культура, синтезировались достижения нумидийцев и карфагенян. После разгрома римлянами Карфагена (146 до н. э.) нумидийскому царю Югурте (116–105) не удалось отразить натиск Рима, что привело к постепенному превращению Нумидии в зависимую от Рима Мавританию Цезарейскую (46 до н. э.), разделенную в 42 н. э. на ряд особых римских провинций.
Римская колонизация и латинизация страны, тяжелые налоги вызывали недовольство коренных жителей. Они часто восставали, часть их ушла в Сахару. Оставшиеся в городе восприняли латинский язык (наряду с пуническим, т. е. западнофиникийским), а во II в. н. э. — христианство. Антиримское движение приобрело религиозную окраску. Кочевые берберы Сев. Сахары призвали германцев — вандалов из Испании, которые в 429 высадились в Сев. Африке. Разгромив римлян, они основали здесь свое государство, столицей которого с 439 стал возрожденный Карфаген. Остатки римского наследия пытались возродить византийцы, изгнавшие вандалов в 534. Заняв порты побережья, они оставили в руках берберов внутренние области.
Петроглиф. Эдикель, Ахенет, Алжир
В 664–703 территория современного А. была завоевана арабами и вошла в состав халифата Омейядов. Арабское завоевание привело к массовому переходу берберов и местного латино-пунического населения в ислам и распространению среди них арабского языка, наряду с берберским, латинским и пуническим. В горах берберы долго сохраняли свою самобытность; они стали главной опорой хариджизма. Ибадиты (главная ветвь хараджитов) создали в 761 в центре и на западе страны имамат Рустемидов со столицей в Тахерте. После его падения в Х в. ибадиты ушли в Сахару, где и сегодня их прибежище — область Мзаб с центром Гардайя, а их самих называют «мзабиты». В Х в. весь Магриб был под властью Фатимидов. Перебравшись в Египет, они доверили местное управление Зиридам, а те передали основную часть А. своим родственникам Хаммадидам. Вторжение в 1062 пришедших с востока арабских племен подорвало власть и тех и других. Бедуины разорили восток и центр Магриба, уничтожали посевы, селения, целые города, истребляли мужчин и насильно брали в жены местных женщин. Это ускорило арабизацию населения страны, значительная часть которого с тех пор говорит на бедуинских диалектах арабского языка. В 1152–1235 Альмохады распространили свое господство на весь А. При них сложился институт «икта» (военных ленов), выделялись привилегированные свободные племена («ахль аль — махзен», т. е. «люди правительства»), помогавшие собирать налоги с податных племен («райя»). Альмохадские шейхи на местах были полусамостоятельны, хотя в целом централизм усилился.
Распад державы Альмохадов породил в А. ряд мелких княжеств, из которых самым сильным стало государство Зайянидов со столицей в Тлемсене (1236–1554). Зайяниды продолжали начатую Альмохадами политику внедрения в Магрибе достижений арабо-мавританской цивилизации, приглашая спасавшихся от реконкисты мавров Аль-Андалуса в качестве архитектором, чиновников, врачей, поэтов, ремесленников, музыкантов, политиков и военных советников. Наряду с арабизацией берберов для А., как и для всего Магриба, была характерна в XI–XVII вв. иммиграция мавров и морисков, изгнанных из Испании. Берберы Магриба всегда составляли значительную часть войск арабо-андалусских правителей, а после распада Кордовского халифата — образовали правящие династии в Бадахосе, Толедо, Малаге и других городах. Во всех крупных городах Магриба постоянно находились торговцы, воины, теологи, мореходы и суфии (религиозные мистики) из страны Аль-Андалус. В дальнейшем число прибывших в Магриб из Аль-Андалуса лишь возрастало. Мавры и (с XVI в.) мориски привнесли в Магриб традиции более высокой городской цивилизации и утонченности нравов. Они повлияли на жизнь и облик города А., составив основную часть горожан («хадри»), долгое время отличавшихся самобытными обычаями, одеждой, высокой грамотностью, особыми навыками в садоводстве и градостроительстве, даже — именами и разговорной речью. В А. различия между потомками мавров и прочими горожанами постепенно исчезали. Но андалусские традиции сохранились в литературе, искусстве, кухне и т. д. Распространение арабской культуры при Зайянидах было особенно глубоким: во многом этому содействовали эмиры, привлекая к себе на службу не только мавров, но и воинственные племена кочевников — арабов, которым они часто передавали право сбора налогов с беспокойных племен зената (оседлых берберов), назначая мавров и бедуинских вождей на высшие должности. В результате произошла фактическая ассимиляция арабами («арабизация зената») на западе и в центре страны впятеро превосходившего их по численности берберского окружения. Этому способствовали культурное доминирование мавров и прибывших позднее морисков, втягивание берберов в жизнь государства, письменным языком, а также языком юстиции, законодательства и религии которого был арабский.
Алжир в новое и новейшее время
В конце XV в. на побережье Магриба появились испанцы. Захват ими в 1509–1510 ряда прибрежных городов А. вынудил местных феодалов обратиться за помощью к известному корсару Аруджу Барбароссе. Однако изгнав испанцев, Арудж убил правителя А. Салима ат-Туми и сам занял его место. После этого он попытался захватить запад страны, но погиб в 1518 при походе в Тлемсен. Его сменил брат Хайраддин Барбаросса, который признал себя вассалом османского султана, получив титул бейлербея («бея среди беев»), военную и финансовую помощь. Хайраддин после упорной борьбы подчинил себе почти всю страну. В 1533 он стал капудан-пашой (командующим) всего флота Османской империи, с тех пор занявшись в основном войной на море с испанским и венецианским флотом. В 1541 император Карл V Габсбург, прибыв с 22-тысячной армией, осадил город Алжир, но потерпел неудачу. В 1551 бейлербей Хасан-паша добил Зайянидов и присоединил Тлемсен к своим владениям. А. играл важную роль в османо-испанской борьбе за гегемонию в Средиземноморье благодаря своему географическому положению, удобным портам, сильному флоту, обилию фанатичных «гази» (борцов за веру) среди янычар, мавров, морисков, да и среди коренных алжирцев. Именно флот Алжира разорял берега Испании, Сицилии, Мальты, Корсики, нападал на Геную и Барселону. В 1568 бейлербеев сменили назначаемые из Стамбула на три года паши. Однако янычары, добившись права выбирать своего начальника (агу), постепенно ограничили власть паши. С 1671 они и раисы (капитаны корсарских кораблей) стали избирать пожизненно правителя — дея («дайи» — дядя по-турецки). Формально он делил власть с пашой до 1711, когда дей Баба Али Шауш выслал пашу и перестал платить дань султану. На деле зависимость сохранялась: султана считали духовным главой и посылали ему богатые дары, а в ответ получали вооружение и пополнение для янычар. Европа де-факто признала А.: договоры с ним заключили в 1628 Франция, в 1662 — Англия, в 1680 — Голландия. Огромные доходы дей и таифа (корпорация) раисов извлекали из пиратского промысла. Окончательно изгнанные из Испании в 1609–1614 мориски во многом способствовали подъему городской культуры, садоводства, сельского хозяйства (но также пиратства и работорговли) А. Однако начавшийся вскоре закат Османской империи ослабил и А.: в XVIII в. резко сократилось количество боевых кораблей, а также численность янычар. Заметно упали доходы от корсарства: за XVIII в. число постоянного находившихся в А. пленников уменьшилось с 20–30 тыс. до 3–4 тыс. чел. Эпидемии чумы и частые неурожаи также подорвали силы государства деев.
Братья Арудж и Хайраддин Барбаросса
Территория А. тогда делилась на «дар ас-султан» (район столицы, управлявшийся самим деем) и три бейлика. Округа («ватан» — «родина», «отечество») управлялись каидами (вождями). Но вся эта администрация контролировала не более 1/6 всей территории страны, так как надежной опорой ей служили лишь янычары. Дейская деспотия была слаба и в военном, и в политическом отношении. Этим и воспользовалась Франция, с XVII в. стремившаяся к захвату А. После инцидента между деем и консулом Франции в 1827 французы блокировали побережье А., а в 1830 высадили здесь свои войска. 5 июля 1830 дей Хусейн капитулировал и покинул страну. Однако восстания продолжались по всей стране, и А. юридически стал колонией Франции лишь с 1834. В 1847 здесь жили уже 110 тыс. европейцев, в том числе 47 тыс. французов, остальные — испанцы, итальянцы, мальтийцы, немцы и др. В дальнейшем среди европейцев нефранцузы и лица смешанного происхождения составляли большинство. Они получили с 1870 все права французских граждан и постоянно старались приспособить политику Франции для защиты собственных интересов. Поэтому лишь меньшинство из них участвовало в деятельности недолго существовавшей в конце 1870 — начале 1871 Алжирской коммуны. Колонизаторы экспроприировали государственные земли А. (бейлик) и земли мусульманской общины (хабус), а также земли племен, оказывавших сопротивление или же не имевших документовтов на владение своими угодьями. С 1873 подлежали принудительному разделу общинные земли, ставшие объектом купли-продажи. Таким образом, половина лучших земель перешла в распоряжение французских властей и частных колонистов. А. стал для метрополии важнейшим рынком сбыта и источником дешевого сырья, прежде всего — продукции сельского хозяйства, фосфоритов, железной руды. Все командные высоты в экономике контролировались ведущими монополиями Франции. Местная верхушка алжиро-европейцев, так называемых сеньоров колонизации, выступала в роли их агента, союзника и делового партнера. Она опиралась при этом на весьма активную европейскую общину, создавая ситуацию «колониального двоевластия», при которой власть Парижа была лишь формальным прикрытием власти «сеньоров».
В конце XIX в. центр тяжести освободительного движения алжирцев переместился в города. Традиционалисты выступали с 1887 с петициями об отказе от службы в армии Франции, с требованиями уважения «законов и обычаев ислама». С 1892 выступили младоалжирцы, видевшие путь к освобождению в ассимиляции алжирцев с французами. Нередко и те и другие действовали совместно, выпуская газеты, созывая собрания и манифестации. С началом Первой мировой войны часть традиционалистов поддержала Османскую империю, а младоалжирцы — Францию. Из 173 тыс. алжирцев в рядах французской армии 29 тыс. погибли. Еще 119 тыс. работали тогда во Франции. И те и другие прониклись в Европе революционными настроениями. В результате были образованы секции коммунистов в 1920, позднее (в 1936) сложившиеся в А. коммунистическую партию (АКП). Однако АКП всегда была маловлиятельна среди алжирцев как немусульманская. Гораздо более популярной стала образованная в 1926 при поддержке коммунистов эмигрантами из Магриба во Франции Северо-Африканская Звезда, с 1930 ставшая на позиции радикального национализма. Неоднократно запрещавшаяся властями, она была реорганизована в 1937 в Партию Алжирского Народа (ППА), сохранявшую и приумножавшую свое влияние и в подполье. В 1919–1924 движение в защиту прав алжирцев возглавил эмир Халид. Его наследницей объявила себя в 1927 Федерация Туземных Избранников, стоявшая за ассимиляцию с французами. В 1931 возникла Ассоциация улемов-реформаторов, выступавшая за развитие национальной самобытности под лозунгом: «А. — моя родина, ислам — моя религия, арабский — мой язык». Вождь улемов Абд аль-Хамид Бен Бадис в полемике с ассимиляционистами утверждал, что «алжирская  мусульманская нация — не Франция, не может и не хочет ею быть». С победой Народного фронта во Франции алжирцы были предоставлены некоторые демократические свободы. Однако Хартия требований Мусульманского конгресса, объединявшего в 1936 все партии А., была отвергнута властями.
С начала II мировой войны в сентябре 1939 были запрещены ППА и АКП. После капитуляции Франции в июне 1940 А. стал источником сырья и продовольствия для Германии и Италии. В ноябре 1942 десант войск США и Англии изменил ситуацию. Сотни тысяч алжирцев были мобилизованы во французскую армию и сражались против фашизма в Тунисе, Италии, Франции и Германии. В самом А. властям были предъявлены требования патриотов, наиболее четко выраженные в Манифесте алжирского народа в 1943. В 1947 А. был навязан особый Статут, на деле сохранивший колониальный режим. Но и он нарушался, особенно при проведении выборов. Возникший в 1951 как союз всех партий Алжирский Фронт Защиты и Уважения Свободы распался через год, не добившись своей цели. Тогда подпольные группы ППА, с 1947 создававшие партизанские отряды в горах, объединились, и при помощи алжирской эмиграции в арабских странах создали Фронт Национального Освобождения (ФНО) А. 1 ноября 1951 ФНО поднял восстание, явившееся началом национальной революции 1954–1962. К лету 1958 численность его бойцов достигла 130 тыс. чел. Были созданы политико-административная организация, высший орган — Национальный совет алжирской революции (НСАР). В 1956 Суммамская платформа ФНО выступила за независимую «демократическую и социальную республику» в А.
Однако военное превосходство Франции и непримиримость ультраколониалистов среди европейцев А. привели к затяжной борьбе, в ходе которой погибло более 1 млн алжирцев, около 2 млн оказались в тюрьмах и концлагерях, 9 тыс. селений были уничтожены. Но продолжение алжирского сопротивления, давление ООН и признание президентом Франции де Голлем права А. на самоопределение в сентябре 1959 сделали свое дело, особенно после подавления в А. путчей ультраколониалистов в январе 1960 и в апреле 1961. Переговоры Франции с ФНО завершились Эвианскими соглашениями 1962 о прекращении огня и самоопределении страны. По итогам референдума 1 июля 1962 А. стал независимым.
Мечеть Джамаа эль-Джадид, Алжир
Независимый Алжир
Провозглашенная в сентябре 1962 Алжирская Народная Демократичсекая Республика (АНДР) узаконила стихийно возникшее рабочее и крестьянское самоуправление и национализировала собственность уехавших иностранцев. Однако тяжелое экономическое положение возникло вследствие массового отъезда из страны более 80 % европейцев: инженеров, врачей и квалифицированных рабочих, а также предпринимателей, закрывших свои заводы и фермы. Были уничтожены или вывезены важнейшие документы и оборудование, что обрекло на простой промышленность. После преодоления острых политических разногласий внутри ФНО были проведены выборы в Учредительное собрание и в сентябре 1962 создано первое правительство, которое возглавил один из основателей ФНО Ахмед Бен Белла. Был провозглашен курс на реализацию новой программы, принятой руководством ФНО на втором съезде в городе Триполи в мае-июне 1962. Эта программа предусматривала «сознательное созидание на основе социалистических принципов и народовластия», осуществление аграрной реформы и кооперации, национализацию природных ресурсов, банков, транспорта и внешней торговли, «политического планирования при демократическом участии трудящихся в руководстве экономикой». В области внешней политики программа базировалась на последовательном антиимпериализме и солидарности со странами Азии и Африки, а также сотрудничестве со странами социализма, «которые в различной форме выступали на нашей стороне во время войны и с которыми мы должны укреплять уже существующие связи». Объявив незаконными сделки с имуществом европейцев после 1 июля 1962, правительство АНДР ущемило интересы алжирской буржуазии, пытавшейся воспользоваться тяжелой экономической ситуацией для обогащения. В сектор самоуправления были переданы 800 промышленных и торговых предприятий, а в деревне он охватил 2300 хозяйств. Вместе с зарождавшимся госсектором самоуправление охватывало в 1964 до 20 % всей экономики страны.
III съезд ФНО в апреле 1964 принял Алжирскую хартию, провозглашавшую самоуправление основной формой «непрерывного развития национальной народной революции в революцию социалистическую». Он провозгласил эксплуатацию наемного труда несовместимой с пребыванием в рядах ФНО и высказался за привлечение всех «последовательных революционеров, еще находящихся вне его рядов». Однако последствия еще непреодоленной разрухи, высокий уровень безработицы, невыполнение ряда обещаний и ошибки экономической политики Бен Беллы создавали крайне напряженное положение в стране. В июне 1965 власть в АНДР перешла к Революционному совету во главе с Хуари Бумедьеном, который провозгласил верность «положениям Триполийской программы, подтвержденным Алжирской Хартией», необходимость замены «конъюнктурного и рекламного социализма» иным, более «соответствующим нашим вековым традициям». В мае 1966 были национализированы принадлежавшие иностранному капиталу шахты, рудники и страховые компании, в 1967–1968 — банки и основная часть промышленности. Госсектор стал контролировать до 80% промышленного производства. В 1968–1969 было улучшено функционирование системы самоуправления, повышена его рентабельность. С 1970 введен институт «национальной службы», позволивший государству сконцентрировать квалифицированные кадры на нужных участках. Ряд законов и важных мер 1966–1969 определил организацию выборных народных собраний коммун (общин) и вилай (областей), четкость работы госаппарата, его взаимодействие с руководителями армии, партии ФНО и профсоюзов. Госсектор был реорганизован в систему «национальных обществ», т. е. специализированных государственных компаний с широкими правами. Экономика А. стала перестраиваться на плановой основе (трехлетний план 1967–1969, четырехлетние планы 1970–1973 и 1974–1977). К 1974 была национализирована почти вся собственность иностранцев в А., провозглашена Хартия аграрной революции и Хартия социалистического управления предприятий. Аграрная реформа 1971 и создание 6 тыс. производственных кооперативов в деревне, строительство 660 промышленных предприятий, отчисление более 25 % доходов на нужды образования, рост прибылей от нефти и газа, Национальная хартия (новая программа ФНО) и новая конституция АНДР в 1976 — таковы были достижения А. под руководством Бумедьена. Но его смерть в декабре 1978 открыла новый этап в истории АНДР, когда одновременное сокращение доходов от нефти и падение ее добычи, как и необходимость погашения внешней задолженности, ухудшили положение. Сменивший Бумедьена Шадли Бенджедид (1979–1991) вынужден был маневрировать, уступая разным фракциям общественного мнения, в том числе — исламистам, использовавшим трудности режима в1980-е.
Хуари Бумедьен
В 1989 в АНДР была принята новая конституция, разрешившая многопартийность, что позволило выдвинулся Исламскому фронту спасения (ИФС), выступившему за превращение светской АНДР в «исламское государство». В июне 1990 ИФС выиграл выборы в местные органы власти и повел пропаганду своих взглядов с одновременной дискредитацией ФНО. На выборах в парламент в декабре 1991 ИФС добился успеха в первом туре. Никто не сомневался в его окончательной победе. Однако вся элита А. — армия, госаппарат, светские партии, большинство предпринимателей и интеллигенции, а также берберы, не хотели этого. В результате 11 января 1992 Шадли Бенджедид, пытавшийся договорится с ИФС, ушел в отставку. Его заменил Высший государственный совет (ВГС), отменивший второй тур выборов. Армия взяла под контроль положение в стране, на что боевики ИФС ответили вооруженным террором. Фактически в А. началась гражданская война. Свыше 20 тыс. чел. были арестованы, преданы суду или депортированы в Сахару. Помимо представителей властей и армии, исламисты старались истребить интеллектуалов французской школы, называя их «врагами языка Корана, исламской религии и национальных традиций». В результате только в Европу бежали в 1992–1997 до 400 тыс. алжирцев. Всего в ходе этой войны было убито до 200 тыс. человек. Масштабы боевых действий даже оттеснили на второй план ИФС и его военный филиал, выдвинув на авансцену один из многочисленных отрядов боевиков — Вооруженную исламскую группировку (ВИГ), наиболее беспощадную и интернациональную по составу, состоящую из алжирских ветеранов войны в Афганистане и их собратьев из других стран. Но и ВИГ постепенно сошла со сцены.
Третий и последний председатель ВГС генерал Лиамин Зеруаль с 1993 пытался одновременно с военным подавлением исламистов вести переговоры с разными их фракциями. Соглашение не было достигнуто, но интенсивность боев сократилась. Постепенно часть исламистов, сложив оружие, стала переходить к мирному отстаиванию своих убеждений. В ноябре 1996 всенародный референдум утвердил новую конституцию АНДР, учредившую республику президентского типа. В выборах Национального Народного собрания (ННС) в июне 1997 умеренно-исламистская партия получила в общей сложности 24 % голосов и 103 места, а правящее объединение — 34 % и 155 мест. Избрание в апреле 1999 президента АНДР Абд аль-Азиз Бутефлика во многом способствовало мирной обстановке в А. и переключению общества на решение социально-экономических проблем. Поэтому он был вновь избран на этот пост в 2004. О дальнейшей демократизации общественной жизни страны свидетельствовали и выборы в ННС в 2002 и 2007, в которых победу одержали проправительственное Национально-демократическое объединение (НДО) и ФНО. Одновременно и умеренно-исламистские партии Движение общества за мир и Ан-Нахда также в основном сохраняли свои позиции, занимая 3–4 места по результатам выборов и в ННС, и в органы самоуправления вилай и коммун. В то же время росла и легальная оппозиция слева в лице Партии трудящихся, придерживающейся социалистической идеологии и считающей приватизацию предприятий госсектора в 1990-е гг. «распродажей народного достояния». Получив 4 места в ННС в 1997, партия завоевала 21 место в 2002 и 26 мест в 2007. Лидер партии Луиза Ханун на выборах президента (единственный случай в мусульманском мире выдвижения женщины кандидатом на пост главы государства) в 2004 собрала 100 тыс. голосов, заняв 5-е место.
Острой проблемой для А. с 2001 является радикализация берберского движения, его требование уважать «амазигизм» (т. е. берберизм) как одну из основ, «наряду с арабизмом и исламом», самоидентификации алжирского народа. Массовые демонстрации в Кабилии, убитые и раненые в столкновении с полицией, появление подпольных групп и лозунгов были во многом следствием не только экономических трудностей и признанием властями «проявлений социальной несправедливости», но также невнимания к самобытной культуре берберов, навязывание им обязательного использования арабского языка и недостаточно последовательной борьбы властей с исламистами. Выступления берберов длились до лета 2004. Проблема исламизма также остается актуальной в А., несмотря на резкое сокращение масштабов деятельности экстремистов и утраты ими былого влияния в массах. В 2003–2004 продолжали действовать на северо-востоке страны исламские боевики в рядах Салафитской группы для проповеди и борьбы (СГПБ), установившей с 2002 связи с Всемирным исламским фронтом Усамы Бен Ладена, а в 2007 официально ставшей частью организации «Аль-Каида». Не представляя серьезной угрозы для режима, СГПБ тем не менее старается поддерживать напряженность в А., совершая теракты против иностранных специалистов и туристов и представителей властей и силовых структур. Ислам в А. продолжает быть важной составной частью и повседневного быта многих алжирцев, и общественно-политической жизни страны. Исламистское движение, выражая позицию определенной части общества, в то же время демонстрирует облеченный в религиозную оболочку социально-политический протест экономически и морально ущемленных маргиналов, порожденных хозяйственным, идейным и духовным кризисом последних десятилетий. В преодолении этого кризиса — ключ к решению всех проблем, результатом нерешенности которых и является исламизм.

Лит.: Долгов Б. В. Исламистский вызов и алжирское общество. М., 2004; История Алжира в новое и новейшее время. М., 1992; Ланда Р. Г. История Алжира. ХХ в. М., 1999; Ланда Р. Г. История алжирской революции. 1954–1962 гг. М., 1983; Максименко В. И. Политические партии в переходном обществе: Марокко, Алжир, Тунис. 20–80 гг. ХХ в. М., 1985; Сапронова М. А. Политика и конституционный процесс в Алжире (1989–1999); М., 1999; Ageron Ch. R. Histoire de l Algérie contemporaine (1830–1966). P., 1966; Kaddache M. Histoire du nationalisme algérien. Alger, 1980, tt. I — II; Stora B. Histoire de l Algérie depuis l’independance. P., 1994. Р. Г. Ланда.