А
Антиковéдение (нем. klassische Altertumswissenschaft; англ. classical studies) — наука об Античности, включающая в себя исследования по истории и культуре Древней Греции и Древнего Рима в самом широком смысле. Возникновение научного А. уходит своими корнями в эпоху гуманизма, когда собирание рукописей (напр., Ф. Петрарка отыскал переписку Цицерона с Аттиком) и издание текстов античных авторов (напр., в венецианской типографии Альдо Мануцио), а также греческих и латинских надписей (Кириак Анконский, 1391–1451) заложили прочную источниковую базу для дальнейшего развития А. и создали предпосылки для появления научной критики текстов (Лоренцо Валла). Тогда же основатель антикварного направления историографии Флавио Бьондо (1392–1463) выделил V–XV вв. как особый исторический период упадка, лежащий между римской древностью и современной ему эпохой обновления и возрождения. В XVI в. Н. Макиавелли сочинением «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия» (Discorsi sopra la prima deca di Tito Livio, 1531) положил начало рассмотрению древней истории с целью извлечения актуальных политических уроков. Во Франции с деятельностью гуманиста Гильома Бюде (1467–1540) связано возникновение Национальной библиотеки и кафедры древних языках Парижского университета, а работы Ж. Ж. Скалигера (1540–1609) заложили фундамент научной хронологии и эпиграфики. Идеи гуманизма и связанный с ними интерес к изучению античности как классического образца получили распространение также в Нидерландах, Германии и Англии.
В эпоху рационализма и Прос­вещения в условиях бурного развития естественных наук и создания новой картины мира воздействие на А. оказывали новые концепции исторического процесса (Дж. Б. Вико, Ш. Монтескье, А. Кондорсе, Г. Гердера, Г. Лессинга). Значительно продвинулась работа над критическими изданиями текстов античных авторов; успехи филологической критики (Р. Бентли,1662–1742) пробуждали интерес к собственно исторической критике источников, опиравшейся в частности на философию скептицизма (напр.: Луи де Бофор, «Диссертация о недостоверности первых пяти веков римской истории», 1738). Развивалось и антикварное направление, что нашло выражение в многотомных публикациях вещественных памятников и исторических трудов компилятивного характера (аббата Тиллемона, Шарля Роллена). В XVIII в. в ряде европейских стран были учреждены Академии наук, в рамках которых почетное место отводилось изучению античной истории, литературы и искусства. Начались археологические раскопки в Италии (Геркуланум, 1711; Помпеи, 1748) и Греции (Афины, 1751–1753). Важнейшими вехами становления А. как науки в эпоху Просвещения стали 7-томная «История упадка и разрушения Римской империи» Э. Гиббона (History of the Decline and Fall of the Roman Empire, 1793–1797) и «История искусства в древности» (Geschichte der Kunst im Altertum, 1764) И. Винкельмана (1717–1768), с которой началась научная история античного искусства.
Утверждение критического метода в работах Ф. А. Вольфа о поэмах Гомера (1759–1824) Prolegomena ad Homerum (1795) и Б. Г. Нибура (1776–1831) «Римская история» (Römische Geschichte, 1811–1812) создало предпосылки для того, что в XIX в. А. окончательно сформировалось как научная дисциплина, основанная на критическом изучении источников, в первую очередь письменных. Ведущую роль в этом процессе играла классическая филология как университетская дисциплина, в рамках которой главным образом и развивалась наука об Античности (в том числе и в России, где в ходе ряда реформ утвердилась система классического образования немецкого образца). Кроме того, одно за другим открывались специализированные научные учреждения: Германский археологический институт в Риме (1829) и Афинах (1874), Французская школа в Афинах (1846) и Риме (1875) и др., деятельность которых способствовала не только повышению уровня квалификации специалистов, но и значительному прогрессу эпиграфики и археологии. В результате постоянного расширения источников базы исследований А. все более становилось синтетической дисциплиной.
Теодор МоммзенСвое наиболее полное воплощение эта тенденция нашла в деятельности Т. Моммзена (1817–1903): юрист по университетскому образованию, он внес решающий вклад в становление латинской эпиграфики, написал важнейшие работы по римской хронологии и нумизматике, стал членом Прусской Академии наук и профессором римской истории на философском факультете Берлинского университета, издавал и комментировал важнейшие памятники римского права (кодекс Феодосия, Дигесты Юстиниана) и многие другие источники (напр., в серии Monumenta Germaniae Historica). Его «Римская история» (Römische Geschichte, 1854–1856), за которую автор был удостоен Нобелевской премии в 1902, и в особенности фундаментальные труды по римскому государственному и уголовному праву (Römisches Staatsrecht, в 3-х тт., 1871–1888; Römisches Strafrecht, 1899) сохраняют свое непреходящее значение по сей день.
Стремление к всестороннему изучению Античности привело к тому, что расширились хронологические и географические границы самого предмета исследования. Долгое время служившая объектом эстетического поклонения и поэтического вдохновения, особенно в Германии, или образцом воплощения демократических идеалов на примере Афин (ср. ставшую классической 12-томную «Историю Греции» Дж. Грота, 1846–1856), история Древней Греции дополнилась изучением периода эллинизма — само понятие ввел И. Г. Дройзен (1808–1884), в своих работах («Истории Александра», 1833, «История эллинизма», т. I–II, 1836, 1843) впервые предпринявший систематическое исследование греческой истории после походов Александ­ра Македонского; а в конце XIX — нач. XX вв. в результате раскопок Г. Шлимана (1822–1890) в Микенах и Тиринфе и А. Эванса (1851–1941) на Крите была открыта крито-микенская цивилизация бронзового века. Преодолению традиционного «афиноцентризма» способствовали систематические раскопки, организованные французские школы в Дельфах и на о. Делосе, Германским археологическим институтом в Олимпии, Милете, Пергаме. Сходным образом прогресс археологии и эпиграфики сказался на изучении древнейшей истории Рима, а еще более — римских провинций, которым был посвящен пятый том «Римской истории» Моммзена (1885).
В XIX в. достигнут качественно новый уровень систематизации знаний: началось издание сводов эпиграфических источн. (Corpus inscriptionum Graecarum, 1828–1877; Corpus inscriptionum Latinarum, 1863–); серий фундаментальных общих работ по отдельным областям А. (например «Handbuch der römischen Alterthümer» под ред. Т. Моммзена, Й. Марквардта и др.); научных журналов (например «Hermes», 1866–), в том числе предназначенных для археологической документации (напр., «Notizie degli Scavi di Antichità», 1876–); в котором Дж. Фиорелли публиковал регулярные отчеты о работах в Помпеях). Впечатляющим результатом деятельности нескольких поколений ученых стала непревзойденная энциклопедия Паули – Виссовы (Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft, 1893–1980).
На рубеже XIX–XX вв. под воздействием различных философских и политических идей в А. наметились новые тенденции, предопределившие его развитие в XX в.: универсализм (Эд. Мейер); разработка подходов, обусловленных теми или иными идеологическими пристрастиями и влияниями (исторический материализм) и стремлением встроить античность в качестве опытного образца в различные историко-философские построения (О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин). Систематическое изучение экономики Древнего мира, которое велось на фоне споров между «модернизаторами» и «примитивистами» (см. М. И. Рос­товцев, М. Финли), превратило социально-экономическую историю Античности в актуальное направление экономической истории В XX в. происходит постоянное углубление специализации, дробление А. на узкие субдисциплины (просопография, папирология, эпиграфика). Однако вовлеченность А. в междисциплинарный диалог с другими науками об обществе и человеке дает возможность преодолевать узкоцеховую замкнутость, к сожалению, нередко за счет чрезмерной популяризации публикуемых работ, к чему подталкивает и неуклонное падение уровня высшего образования, повсюду превращающегося в массовое.