27 Апр 2012

"Айсберг, похоронивший Британскую Империю" - "The Guardian" о книге Р. Дэвенпорт-Хайнса

Английская "The Guardian" опубликовала подборку лучших книжек о гибели Титаника, среди которых оказалась и книга Ричарда Дэвенпорт-Хайнса "Ледяной призрак. Истории с Титаника". Публикуем перевод соответствующего отрывка из статьи.

Propellers-of-the-Titanic-008.jpgЗа двадцать минут до наступления нового календарного дня, 14 апреля 1912 года пассажирка первого класса и по совместительству известный модельер Люсси Дафф услышала странный звук, поднимавшийся из недр корабля, во всяком случае источник звука находился гораздо ниже той палубы, где располагались апартаменты Люсси, в которых она путешествовала со своим супругом и партнером по бизнесу, сэром Козмо Даффом Гордоном. "Как будто гигантская рука катала железные шары", - вспоминала она позже. Каждый из очевидцев трагедии по-разному воспринял этот шум: кто-то слышал в нем "раскаты грома", кто-то уподоблял его "перестуку мраморных шариков по обшивке судна", а некоторым казалось, будто "корабль протащили по гальке... сокрушительный шум". На самом деле, этот звук издавали стальные пластины, вминаемые в правый борт судна острым краем айсберга, которому посчастливилось оказаться в этой части Атлантики благодаря необычайно теплой зиме. Ледяная вода Атлантического океана хлынула в нижние отсеки судна с невероятным напором и скоростью.

Спустя век мы все еще помним о гибели Титаника, и причина этого кроется не только в колоссальных жертвах, которые сделали этой трагедии печальную славу самой крупной катастрофы в истории мореплавания. По прошествии стольких лет для нас становится как никогда очевидным тот простой факт, что трагедия была в первую очередь справедливым возмездием за небывалые самодовольство и заносчивость, свойственные тогдашней Англии. Катастрофа стала презрительным ответом природы, посланным в сторону сверкающего, но аляповатого замка, под завязку напичканного современнейшей на тот момент техникой, которая, однако же, не помогла уберечь корабль от простой случайности. Спустя всего один месяц после того, как в Антарктике погибла экспедиция Роберта Скотта, крушение самого большого в мире корабля не могло не отразиться на том чувстве превосходства, благодаря которому только и мог появиться "непотопляемый" колосс. Британская Империя прекратила свое существование именно в тот роковой день, и причиной ее гибели стало не пламя Первой Мировой, а всего лишь осколок льда.

GetImage.jpgК столетнему юбилею катастрофы на книжные полки обрушилась целая волна книг, посвященных крушению лайнера, только в этом году их вышло более двадцати. Из всей этой массы книжной продукции стоит выделить оригинальное, глубокое и богатое на эмоции исследование Ричарда Дэвенпорт-Хайнса "Ледяной призрак. Истории с Титаника". Автор проследил короткую историю жизни огромного лайнера, начиная с концепта судна, придуманного амбициозным умом Брюса Исмея, через гигантские верфи Харлангда и Волфа и до злополучного трансатлантического рейса, поставившего жирную точку в судьбе лайнера. Однако Дэвенпорт-Хайнс в первую очередь обращает внимание на истории тех людей, которым выпал жребий путешствовать на борту обреченного корабля, и он настолько мастерски соединяет их судьбы, что у него получается полотно, которое одновременно является, как точнейшим портретом предвоенного английского общества с его непримеримыми социальными различиями, так и трагедией, достойной великого романа.

Айсберг, который вскрыл Титаник, как нож вскрывает консервную банку, также обнажил социальные различия, характерные для английского социума начала XX века. На борту Титаника одновременно нашлось место людям, подобным Астору, Исмею, Даффу Гордону и Гуггенхайму, которые занимали шикарные каюты на верхних палубах корабля, и больным туберкулезом беднякам, которые ютились в невзрачных, затерянных в глубине судна каморках. Многие из этих бедняков в самом деле были теми, кого "гнетет жестокость вашего крутого нрава, - изгоями страстно жаждущими свобод", как начертано на постаменте Статуи Свободы, чей силуэт мечтали увидеть все эти несчастные оборванцы. Дэвенпорт-Хайнс методично препарирует то нехитрое социальное устройство, которое установилось на борту корабля и которое жесткостью свои невидимых границ чем-то напоминало апартеид: в то время как богачи тратили на свои нужды в десять раз больше денег, чем это делали представители третьего класса, беднякам строго воспрещалось посещать гостиные и библиотеки, предназначенные исключительно для нужд толстосумов.

Titanic_the_sinking.jpgКлассовые и гендерные различия в конечном счете определяли шансы на выживание тех, кто оказался на борту в тот злополучный рейс. Дэвенпорт-Хайнс приходит к выводу, что мужчине из третьего класса смерть была практически гарантирована, в то время как у женщин, путешествующих первым классом, не исключая служанок, были самые хорошие шансы на выживание. Историк даже показывает на примере истории Роды Аббот, почему погибло столько мальчиков и молодых людей. Сыновья Роды помогли своей матери взобраться на борт спасательной шлюпки, а сами прыгнули в воду и уцепились за края лодки, надеясь таким образом продержаться до прихода помощи. "При холодной температуре молодые люди теряют силы и умирают быстрее женщин и мужчин в возрасте, потому что в их телах меньше процентного содержания жира, который может хоть как-то обогреть людей, и потому что их перевозбуждение быстрее вводит их в состояние шока. Мальчики изо всех вцепились в борт складной шлюпки А, откуда на них смотрела беспомощная мать. Она продолжала смотреть, когда сначала ослабли руки Юджина, а затем Россмора, и мальчики скрылись под водой. Мало кому из женщин выдалось испытать то, что испытала она".

J._Bruce_Ismay copy.jpgНесмотря на панику, вызванную первыми сообщениями о катастрофе, негласное правило, следуя которому места в спасательных шлюпках в первую очередь предназначались для женщин и детей, соблюдалось практически неукоснительно. На примере пассажиров из высшего класса Дэвенпорт-Хайнс показывает, что храбрость и самопожертвование часто соседствовали с трусостью и мелочным эгоизмом. Богатейший человек на борту, Джон Джэйкоб Астор IV, помог своей девятнадцатилетней беременной жене Мадлен и другим женщинам взобраться на борт спасательной шлюпки, после чего равнодушно смотрел, как она отплывает все дальше и дальше. Он погиб. Его друг, такой же миллионер Бен Гуггенхайм проследил, чтобы его любовница и служанка спокойно погрузились в спасательную лодку, после чего переоделся в вечерний костюм и, неторопливо попивая бренди и покуривая сигары, смотрел, как судно медленно уходит под воду. Таким образом он хотел доказать, что "простой еврей смог погибнуть, как подобает истинному джентльмену". Ему также не удалось спастись. Чего не скажешь о печально известном Брюсе Исмее.

Фигура Исмея служит эпитомой всей трагедии. Будучи предстедателем и директором-распорядителем параходной компании "Уайт Стар Лайн", он построил Титаник и еще два похожих лайнера ("Олимпию" и "Британнику") в пику своим главным конкурентам - британской компании "Cunard Line" и немецкой "Hapag line". Форсируя ход строительства лайнера на белфастстких верфях (возможно, как показывают последние исследования, при постройке использовалась недостаточно прочная сталь), Исмей взошел на борт своего главного корабля, надеясь, что это трансатлантическое путешествие станет для него триумфальным. Есть сообщения, что он заставил капитана Эдварда Смита (который погиб вместе со своим кораблем) увеличить скорость до максимальной, не взирая на опасность столкновения с айсбергом, и все это только ради стремления в кратчайшие сроки переплыть атлантический океан. Как известно, агония Титаника длилась ровно два часа сорок минут, этого времени оказалось вполне достаточно, чтобы Исмей покинул гибнущее судно на полупустой шлюпке. Не в силах смотреть на медленную смерть своего главного детища, он повернулся к нему спиной. Исмей был буквально растерзан британской и американской прессой, которая заклеймила его позором, превратила в изгоя, который до самой своей смерти в 1937 году был вынужден скрываться от глаз общества.

Nigel Jones

Оригинал статьи находится по ссылке: http://www.guardian.co.uk/books/2012/apr/13/titanic-lives-richard-davenport-hines-review