18 Дек 2012

Формула земного счастья. Рецензия на книгу "Все шедевры импрессионизма"

В декабрьском номере журнала "Читаем Вместе" появилась подробная рецензия на альбом "Все шедевры импрессионизма". Мы не можем ее не напечатать.

Творчество импрессионистов - пленительное открытие французского искусства последней трети XIX века, сделанное удивительной плеядой бесконечно талантливых и смелых художников, - является едва ли не самым известным и любимым во всем мире. Само слово «импрессионизм» (от французского impressionnisme, impression - впечатление) возникло после выставки 1874, на которой экспонировалась картина Клода Моне «Впечатление. Восходящее солнце».

 Claude_Monet,_Impression,_soleil_levant.jpg

В пору зрелости импрессионизма (1870-е — первая половина 1880-х го­дов) его представляла группа художни­ков (Клод Моне, Пьер Огюст Ренуар, Эдгар Дега, Камиль Писсарро, Аль­фред Сислей, Берта Моризо и др.), объ­единившихся для борьбы за обновле­ние искусства и преодоление офици­ального салонного академизма. «Про­тестуя против господствующих академических канонов, они предложи­ли собственную концепцию воспри­ятия и интерпретации современной жизни, которая в итоге стала частью живописного сознания, одной из пре­красных формул земного счастья», — пишет Екатерина Громова, автор и со­ставитель замечательного альбома «Все шедевры импрессионизма».

Импрессионизм продолжает нача­тое реалистическим искусством 1840 — 1860-х годов освобождение от услов­ностей классицизма, романтизма и академизма, утверждает красоту пов­седневной действительности, простых, демократических мотивов, добивается живой достоверности изображения. Он делает эстетически значимой под­линную, современную жизнь в ее ес­тественности, во всем богатстве и свер­кании ее красок, запечатлевая види­мый мир в присущей ему постоянной изменчивости, воссоздавая единство человека и окружающей его среды. Во многих картинах импрессионистов (особенно в пейзажах и натюрмортах, ряде многофигурных композиций) ак­центируется как бы случайно пойман­ный взглядом преходящий момент не­прерывного течения жизни, сохраня­ются непредвзятость, сила и свежесть первого впечатления, позволяющие схватить в увиденном неповторимое и характерное. Произведения импресси­онистов отличаются жизнерадостнос­тью, увлеченностью чувственной кра­сотой мира, но в целом ряде работ Ма-не и Дега присутствуют горь кие, саркастические ноты.

«Созерцая полотна французских мастеров, где в ласках солнечных лучей купаются стога Моне, пребывают в чувственной без­мятежности парижанки Ренуара, тан­цуют балерины Дега, распускаются нежные бутоны юных мечтательниц Моризо, дремлют в пасмурной дымке бульвары Писсаро или звучит лиричес­кая мелодия заснеженных улочек Сис-лея, понимаешь, что каждое мгновение драгоценно своей сопричастностью таинственной жизни Вселенной», — рассказывает составитель альбома.

Чтобы сохранить в картинах све­жесть и разнообразие красок натуры, импрессионисты (за исключением Де­га) создали живописную систему, ко­торая отличается разложением слож­ных тонов на чистые цвета и взаимо­проникновением четких раздельных мазков чистого цвета, как бы смешива­ющихся в глазу зрителя, светлой и яр­кой цветовой гаммой, богатством то­нов, цветными тенями. Их работы — «поэзия чистых цветовых пятен, поло­женных на холст разделъньши мазками и смешивающихся лишь в глазах у зри­теля». Объемные формы как бы рас­творяются в окутывающей их свето-воздушной оболочке, дематериализу­ются, обретают зыбкость очертаний: игра разнообразных мазков придает красочному слою трепетность, рельеф­ность; тем самым создается своеобраз­ное впечатление незаконченности, формирования образа на глазах у со­зерцающего полотно человека.

История классического импрессио­низма — это, по сути, история восьми выставок, состоявшихся в течение две­надцати лет (1874 — 1886). За этот пери­од художники создали блистательную галерею шедевров, максимально рас­крывающую каждого из них как глубо­ко индивидуальную творческую единицу. Основную часть альбома «Все шедевры импрессионизма» занимают работы французских основоположни­ков импрессионизма, однако особен­ность его состоит в том, что автор-со­ставитель знакомит читателей и с проявлением жанра за пределами Фран­ции, особенно ярко отмеченным на рубеже XIX — XX веков в разных угол­ках Европы и Америки. «Однако вторичность, как представляется, не ис­ключала творческого подхо­да. В трактовке заимство­ванных технических приемов, а порой и мотивов, ощуща­лись энергетика националь­ного колорита и самобытный темперамент автора, кото­рые рождали на поверхности холста интересные, цепляю­щие глаз истории цветовых диалогов и эмоциональных впечатле­ний», — пишет Екатерина Громова. На страницах альбома публикуются не ли­шенные своеобразия работы Фредери­ка Хассама, Джона Твоктмена, Уилья­ма Чейза, Роберта Рейда...

Особенный интерес у российских читателей, несомненно, вызовет раз­дел, посвященный импрессионизму в русском искусстве, который стал яр­кой страницей Серебряного века. В альбоме представлены работы Конс­тантина Коровина, чья художествен­ная концепция заключается в «поэти­ческом любовании радужным многооб­разием природы, музьше колористичес­ких контрастов и гармоний, впле­тенных в одухотворенную ткань света и воздуха», Игоря Грабаря, Кон­стантина Горбатова, Станислава Жу­ковского, Сергея Виноградова, Конс­тантина Юона...

Отдельные приемы импрессиониз­ма сохранились во многих реалисти­ческих течениях искусства XX века. Импрессионизм в изобразительном искусстве оказал влияние на развитие выразительных средств в литературе, музыке и театре, а потому так важны хронологические примечания, касаю­щиеся жизни и творчества великих мастеров живописи и их выставок.

Громова Е.