22 Май 2012

Гарри Каролински: "Не заря называли то время Весной России"

"Русский очевидец" опубликовал интервью с писателем русского зарубежья Гарри Каролинским. В 70-ых года писатель работал на радио, скрываясь за псевдонимом Гарри Табачник. После своего отъезда в США работал на радио "Свобода" и "Голоса Америки". Написал цикл из шести романов, посвященных 1913 году. Две заключительные книги цикла - "Империя в зените" и "Прощание с Россией" - скоро должны выйти в издательстве "ОЛМА Медиа Групп". 

karolinski2.jpeg

Гарри Давидович, серия называется «Последний мирный год -1913». Откуда у Вас интерес к той эпохе?

Ну, историей я интересовался всегда, в школе мое прозвище было « историк», даже собирался поступать на исторический факультет. Не пришлось, я закончил факультет журналистики МГУ, а также юрфак и аспирантуру. В начале 90-х гг. в Нью-Йорке и Берлине вышло мое историко-литературное исследование «Последние хозяева Кремля». Затем 1994 году его издали в Москве. И оно стало бестселлером. Охватывает оно весь советский период. Работая над этой книгой, и, окунувшись в исторический материал, я подошел к предшествовавшему катастрофе 1917 года периоду историй нашей страны. Я помнил, что моя бабушка называла то время не иначе, как «мирным». Так вот, какое же оно было на самом деле-то мирное время? Какой была Россия моих предков до прихода большевиков? Ведь в советское время, чего только не говорили о прошлой России. Она и темная, и отсталая, и если бы не большевики такой бы ей и оставаться. Но это же было не так!

Помнится, во времена СССР все социалистические достижения постоянно сравнивали именно с 1913 годом. Почему?

Сейчас скажу. Роман — это художественное плотно. Меня не столько интересует личная драма, сколько драма, вызванная влиянием происходящих событий. И потому жизнь героев показывается на фоне широкой панорамы исторических событий. Вводится в действие большой круг действующих лиц. Исторических и созданных воображением автора. Им надо было придать соответствующие черты, у них должен был быть свой и присущий тому времени и им лично язык. Правильный язык. Кто же, если не писатель, хранитель языка? Надо было передать атмосферу, дух того времени — весны 1913 года, когда Россия праздновал 300-летие Дома Романовы и когда после двенадцатилетнего отсутствия возвращается на родину мой герой. И вот он и видит, какой стала страна за эти годы. Но, что такое роман без любви, без пейзажа, без музыки слов? Все это есть, и рядом с этим живет и история.

Сидел я над книгами, старыми газетами и мне открывалась совершенно иная картина русской жизни накануне Первой мировой войны. Это было время больших достижений. Известный французский экономист Эдмонд Тери по заданию французских властей проехал по России и опубликовал книгу о состоянии страны в 1914 году. В ней он приводит цифры колоссального скачка, который сделала царская Россия. Этот период даже называли «чудом Николая II». Ведь во время событий 1905 -1907 гг. поговаривали, что Николай с семьей собирается покинуть страну и, вроде, яхта его уже в Кронштадте стоит под парами. Но он не только не уехал, он сумел умирить Россию! Страна получила основные новые законы, т.е. конституцию, в следующем году в Готском альманахе она была названа не самодержавной, а конституционной монархией, начала действовать Дума. В 1905 в войне с Японией году Россия практически лишилась боевого флота, а к Первой мировой войне он был восстановлен. Это заслуга императора Николая II. Он занимался этим сам лично.

За время правления Николая II население увеличилось на 50-60 миллионов человек. Менделеев еще в 1903 году посчитал, что население страны к середине века достигнет 500 миллионов человек. При Николае II Россия производила столько зерна, что ее называли «кормилицей мира». А после? Был ли такой период после? По вкусу заграницей пришлось и наше сибирское масло. И оно особенно он нравилось французам.

Значительны были успехи в промышленности. Согласно немецкому исследованию Россия находилась на пятом-шестом месте по производству моторов, на втором по добыче нефти. Целый ряд предприятий, возникших в советское время, был заложен еще при Николае Втором. В 1912 г. московская Дума рассматривала вопрос о метро. На средства Рябушинских исследовался Кузнецкий бассейн. Искали уран. План ГОЭЛРО — это по сути дела план Вернадского, который разрабатывался еще при царе. Самолет «Илья Муромец» Сикорского на мировом уровне был вне конкуренции. И еще важно подчеркнуть. Что значит развитие страны? Что за этим стоит? Это значит, что в дело включается масса предприимчивых инициативных людей. Их число в России постоянно росло. А это огромное достижение. Такие люди и есть гарантия процветания в любой стране. Наибольшего успеха добиваются там, где предприимчивости не мешают. Когда власть создает условия для процветания. А такие условия в России были.

О том, каково было отношение к рабочим, свидетельствует никто иной, как президент США Тафт, говоривший что трудовому законодательству императора Николая можно только завидовать. Прохоровская мануфактура получила в Париже золотой диплом за создание условий жизни для своих работников. У них были родильные дома, детские сады. Конечно, были каморки и трущобы, но тенденция была положительной.

Кроме достижений в промышленности, кроме аграрной реформы, проведенной Столыпиным, когда стремительно стал расти слой крестьян-собственников, был еще и «серебряный век»! Величайший взлет нашей культуры! Он буквально выплескивался через границы. Здесь в Париже гремел Дягилев со своими Русскими сезонами музыки и балета.

При этом нам, умудренным опытом того, что нами было пережито, нельзя ни минуту забывать, что в царской России такое явление как заключение без суда было немыслимо! А о концлагерях и не слышали.

Не зря, я вам скажу, совсем не заря называли то время Весной России. И вслед за этим — война и вызванная большевистским переворотом бойня гражданской междоусобицы, а с ней и полная разруха. Теперь вам понятно, почему именно время «отсталой России» брали за точку отсчета.

В последние годы раздаются голоса, что Николай II был вялый, нерешительный, что он не уберег свою семью.

Был такой известный советский журналист Михаил Кольцов, который выполнял задание советского правительства в Испании, а потом его расстреляли. В 20-е годы он писал: "Где тряпка? Где сосулька? Где слабовольное ничтожество? В перепуганной толпе защитников трона мы видим только одного верного себе человека — самого Николая. Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам Монарх. Спасал, отстаивал Царя один Царь. Не он погубил, его погубили». Николай — единственный, кто сохранял твердость до последней минуты.

Вы писали книги о России, живя в США. А если бы в свое время не уехали за океан, смогли бы вы на исторической родине задумать что-то подобное?

Никогда. В Америке я почувствовал себя раскованно, сбросил с себя шоры, ни на что не оглядывался. Там я пришел к пониманию, почему большевикам было необходимо представить царскую Россию страной отсталой. На пустом месте очень удобно прославлять свои достижения. Трудно себе представить, какой бы была сегодня Россия, если бы не большевистский переворот.

Одним из побудительных мотивов Вильгельма начать войну был доклад начальника генерального штаба, в котором говорилось, что, если Россия будет и дальше развиваться такими темпами, она станет доминирующей силой в Европе. К 1917 году Россия должна была закончить программу перевооружения.

Очень важно рассказать правду о том, какой была императорская Россия. Она выбивает почву из- под ног всех, кто, оправдывая советский режим, все еще продолжает воспевать его «достижения».

Кому вы адресуете Вашу серию, и будет ли продолжение?

Всем, кто интересуется историей своей страны. А продолжением будет роман « Русский ключ» — посвященный Второй мировой войне, вышедший в Москве в 2002 г. Второе, дополненное издание выйдет в издательстве «Олма». Сейчас я в разгаре работы над заключительным романом моей трилогии «После войны. 45-ый и дальше». Он кончается днем, когда над Россией вновь взвилось ее трехцветное знамя.

Елена ЯКУНИНА

Материал взят с сайта "Русского очевидца": http://rusoch.fr/guests/poslednij-mirnyj-god.html