26 Мар 2012

Германский журналист Александр Рар о Путине, среднем классе и своей новой книге

Выход новой книги Александра Рара "Куда пойдет Путин? Россия между Китаем и Европой" вызвал ажиотаж среди журналистов. Мы уже публиковали блиц-интервью с пресс-конференции, на которой Александр Рар представил свою новую книгу. "Невское Время" разместило на своем сайте более подробный материал, в котором немецкий журналист делится своими соображениями по поводу политической жизни России.

Для лучшего понимания России всегда полезен взгляд со стороны, особенно если это взгляд заинтересованного, симпатизирующего нашей стране наблюдателя. К их числу принадлежит известный немецкий политолог, директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике Александр Рар. Потомок русских эмигрантов первой волны, постоянный участник «Валдайского клуба», тонкий аналитик и блестящий публицист, он по праву считается одним из лучших в Европе специалистов по России. На прошлой неделе Александр Рар презентовал в Петербурге свою новую книгу «Куда пойдет Путин? Россия между Китаем и Европой» и дал эксклюзивное интервью «НВ».

7480.jpg


«России нужно было пройти этот путь»

Сейчас на Западе и в среде российской оппозиции Владимира Путина принято едва ли не шельмовать, хотя критики забывают или не желают учитывать, в каком состоянии ему досталась страна в начале 2000-х годов. Тогда Россия стояла на грани распада, ею беззастенчиво управляли олигархи, население влачило нищенское существование, а экономика находилась в глубочайшем кризисе. Чтобы не дать стране окончательно скатиться в пропасть, требовались невероятные усилия, и Путин смог сделать очень многое для того, чтобы не допустить ее дальнейшего развала.

Вообще, мой взгляд на 1990-е годы сейчас претерпел очень серьезные изменения. Как человек, выросший на Западе и воспитанный в русской эмиграции во времена холодной войны, я воспринял падение коммунизма как освобождение России. 1991 год был для многих из нас настоящим чудом – никто и представить себе не мог, что советский строй рухнет настолько быстро. Неудивительно, что мы жили в эйфории не просто месяцами, а годами! Казалось, что страна окончательно и бесповоротно встала на путь свободы и открытости, и теперь наша задача – всемерно поощрять ее движение в сторону демократии. Поэтому лично я поддерживал Бориса Ельцина и в августе 1991-го, когда грянул путч, и в октябре 1993-го – во время событий вокруг Белого дома.

Однако за своими мечтами о европейской России я поначалу не замечал (или не хотел видеть) многих отрицательных явлений той эпохи, хотя и часто приезжал в вашу страну. Увы, но я до конца не понимал, насколько трудно жилось простым людям в 1990-е. Менталитет в это время вновь стал меняться, и общественное сознание во многом вернулось назад, в прошлое. Да и как могло быть иначе, если к 1998–1999 годам Россия подошла к опасной грани, после которой ей грозил окончательный развал и, возможно, полное выпадение из истории?

Тяжелобольной Ельцин был уже не в состоянии управлять страной, которая находилась всецело во власти олигархических кланов. Это было сплошное издевательство над народом! Тот ужас, который испытала Россия, наверное, не переживала ни одна другая страна – достаточно вспомнить чеченские войны, захваты заложников, взрывы смертников и прочие теракты. К 2000 году стало очевидно, что так жить нельзя и ситуацию нужно срочно менять.

Я считаю, Владимир Путин сыграл положительную роль в истории России, за что он имеет шанс войти в нее как «русский де Голль» или «русский Аденауэр». Конечно, ему несказанно повезло, что конъюнктура на мировых рынках углеводородов изменилась в пользу РФ, однако сводить все лишь к высоким ценам на нефть и газ я бы не стал. Одна из главных заслуг Путина – в том, что он смог угадать настроения общества и на каком-то этапе консолидировал нацию. Его несомненное достижение – появление политического центризма, благодаря которому страну перестали терзать правые и левые «крайности», как это было в 1990-е. Да, поляризация еще оставалась, но она больше не угрожает России гражданской войной, призрак которой ощущался, скажем, в 1993 году.

Владимир Путин сформировал средний класс, обеспечив народ таким уровнем благосостояния, какого страна не знала сотни лет. Да, российский средний класс пока молодой и неокрепший; он составляет всего 20 процентов населения, тогда как у нас на Западе – все 80. Но по многим показателям его уже не отличишь от европейского оригинала, что бы на этот счет ни говорили критики. Безусловно, в вашей стране есть масса поводов для недовольства, но даже со всеми оговорками я считаю, что России нужно было пройти тот путь, который она прошла в «нулевые годы».


«Влиятельной оппозиции нет»

В 2000 году, когда я работал над книгой «Немец в Кремле», мне доводилось подолгу беседовать с Владимиром Путиным. Помню, как однажды он сказал мне: «Понимаете, в России сильны византийские традиции, власть передается с большим трудом, а в президенте многие видят царя. Я хочу своим личным примером создать такие условия, при которых ситуация начнет меняться. Президентский пост нужно демократизировать». Сдержал ли он свое обещание? На этот вопрос трудно ответить однозначно. Путин не стал нарушать Конституцию и идти на третий срок подряд, и в этом – его несомненная заслуга. С другой стороны, он фактически оставил власть в своих руках при Медведеве, а сейчас сделал все, чтобы снова вернуться в Кремль.

Почему он захотел снова стать президентом? Вопреки популярной на Западе точке зрения я не считаю, что Путиным двигало примитивное властолюбие, – в ходе наших встреч он никогда не производил впечатления фанатика власти. Мне кажется, его заставило вернуться в кресло президента желание довести до конца начатое дело, исполнить свою миссию.

После всего, что он пережил во время чеченской войны, после сложной внутренней консолидации России, после тяжелейших баталий на международной арене Путин попросту боится передать страну кому-то другому. Я думаю, он рассуждает примерно так: «На кого я оставлю государство? На Зюганова? Но коммунисты вернут Россию в прошлое, даже если сам Геннадий Андреевич этого не хочет. Отдать страну в руки либералов? Так они же распродадут лакомые куски госсобственности иностранным компаниям, РФ вернется в 1990-е и снова потеряет суверенитет!» Именно страх, что кто-то может загубить не доведенное им до конца дело, на мой взгляд, вынудил Путина пойти в 2012 году на третий срок.

С одной стороны, возвращение Владимира Путина во власть является гарантией стабильности, но с другой – то, как было обставлено это возвращение, противоречит нормам и традициям западной демократии. Не лучшее впечатление произвел так называемый съезд победителей «Единой России» 24 сентября 2011 года, когда мир узнал о «рокировке в тандеме». Люди ощутили, что их все это время разыгрывали, морочили голову, а потом банально поставили перед фактом. В Германии тоже скоро пройдет съезд правящей партии – Христианско-демократического союза (ХДС), который снова выдвинет госпожу Меркель на пост канцлера.

Не исключено, что за нее проголосуют 96 процентов делегатов, а альтернативных кандидатов вовсе не будет. Но немецкие политики будут всячески стараться соблюсти все демократические процедуры, понимая, что власть нуждается в легитимности, а народ следует уважать. В России же Владимир Путин и Дмитрий Медведев совершили на съезде «Единой России» крупную PR-ошибку, хотя, скорее всего, не по злой воле – просто они слегка заигрались.

Разумеется, волну возмущения внутри России и за ее пределами вызвали фальсификации на выборах 4 декабря. Я не берусь судить, насколько они были значительными, но у людей сложилось такое впечатление (а впечатление в информационном мире XXI века играет колоссальную роль). Волну критики вызвало то обстоятельство, что к президентской гонке не были допущены некоторые кандидаты, – тот же основатель «Яблока» Григорий Явлинский. Не совсем понятно, почему Путин отказался от дебатов с Геннадием Зюгановым.

Проблема российской политики состоит в том, что в РФ нет сильной и влиятельной оппозиции. Быть оппонентом власти считается чем-то постыдным, – ведь тогда ты сразу проигрываешь в плане денег и социального престижа. Оппозиции боятся не потому, что она представляет собой реальную силу, а потому, что бюрократическая прослойка не хочет чернить высокие показатели правящей партии. На Западе это воспринимается критично, поскольку в Европе оппозиционеры – это уважаемые люди, призванные выдвигать альтернативные идеи и контролировать работу правительства. Сегодня они в оппозиции, а завтра вполне могут стать властью, если народ так решит на выборах.


«Общество созрело для большей демократии»

Мне кажется, сегодня и Владимиру Путину, и России в целом пришла пора начать решительное движение в сторону демократии. Тот средний класс, который власть создала в 2000-е годы, больше не желает довольствоваться одним лишь потреблением – он хочет свободы, плюрализма и полноценного участия в политической жизни. Разве это противоестественно? Нет, это абсолютно нормально! За «креативной молодежью» из среднего класса – будущее страны, и если Владимир Путин не хочет потерять эту прослойку, то ему придется в кратчайшие сроки проводить серьезные демократические реформы.

Кстати, первые шаги в верном направлении уже сделаны – я имею в виду возвращение выборов губернаторов плюс регистрацию маленьких партий. В одиночку эти партии, конечно, не станут серьезной силой, но надо дать им шанс объединиться. Я не исключаю объединения коммунистов и «Справедливой России» в единую левую партию. Может быть, обе партии смогут выдвинуть более молодых лидеров, которые начнут побеждать в регионах. Как страна, где у народа обострено чувство социальной справедливости, Россия нуждается в левой идее, левой партии и – в некоторых областях и республиках – даже в левой власти.

Правда, в богатых регионах запрос может быть, наоборот, направлен в сторону либерализации. Поэтому, чтобы стабилизировать ситуацию, необходимо создать и полноценную либеральную партию, которая бы объединила людей типа Михаила Прохорова, Алексея Кудрина и Германа Грефа. Вот только партии должны вырастать, а не искусственно создаваться в «пробирках» на самом верху.

Я верю, что Владимир Путин вполне может продолжить свой путь «русского де Голля» и снова победить на демократических выборах через шесть лет, но для этого ему придется меняться. Благо история России знает положительные примеры подобного рода трансформаций. Многие русские цари проводили либеральные реформы отнюдь не под западную дудку, чем принесли неоспоримую пользу своему Отечеству. Будущее России трудно представить без сильного гражданского общества, многопартийной системы, сильного парламента и независимых судов. Так почему бы не создать их на российской почве?

Разумеется, созданную в РФ систему власти поначалу еще стоило консервировать, чтобы она не развалилась при первом же ветре. Но сейчас она настолько прочна, что способна выдержать даже самый сильный ураган. К счастью, страна больше не балансирует на грани распада, чеченская война ушла в прошлое, а ситуацию, когда националисты и коммунисты запираются в Белом доме и свергают президента, сегодня можно представить лишь в ночном кошмаре. Запад не представляет для России угрозу, а условий, при которых к вам может прийти «оранжевая революция» или «арабская весна», просто не существует.

В экономическом плане на фоне западной рецессии Россия развивается динамично, наполняя свой бюджет практически без сбора налогов, на одних только доходах с поставок сырья. Это значит, что пришла пора двигаться дальше. При всей стабильности, которую Путин дал народу, необходимо создавать конкурентную среду, чтобы люди могли изъявлять свою волю, реализовывать свою личность и вместе с властью строить новую Россию. Российское общество уже созрело для перехода к большей демократии, что всегда происходит в условиях спокойного, поступательного развития, которое наблюдалось в РФ в 2000-е годы. За это время Россия изменилась, народ изменился – и теперь нужно, чтобы изменился сам Владимир Путин.

Подготовили Михаил Тюркин, Константин Глушенков


прогноз

Будущее России. Сценарии от Александра Рара

Сценарий № 1.

Уход в Азию


Если Россия и Запад не смогут найти общий язык и холодная война вновь станет реальностью, то Россия может «повернуться спиной» к Европе и попытаться «закрыться» в Азии. Стремление выстроить конфронтационную линию с Западом приведет к тому, что Москва попробует пойти на сближение то с Китаем, то с Ираном, то с исламским миром в целом. И все ради того, чтобы стать своим собственным «гордым полюсом» в международной политике. Многие люди с советским менталитетом не возражают против такого будущего России, потому что им комфортно жить в мире, где идет вечная борьба «добра» со «злом». Подобный сценарий я считаю губительным не только для экономики и модернизации РФ, но и для всей русской культуры и идентичности.


Сценарий № 2.
Присоединение к «общеевропейскому дому»

Россия может избрать и другой путь – превратиться в «нормальную европейскую страну» и пойти в ту Европу, которая реально существует. По этому пути шла Германия, Италия и другие великие нации Старого Света. Не утратив своего культурного своеобразия, они вступили в ЕС, усвоили западные ценности и теперь чувствуют себя в нем вполне комфортно. Почему Россия не может последовать их примеру? Почему она должна считать себя выше, сильнее и совершеннее, чем большинство европейских наций? Однако если ваша страна выберет ЕС, то российскому обществу придется долго учиться у Европы, поскольку именно она построила «общеевропейский дом», а РФ лишь собирается в него войти. Я думаю, такой путь был бы для России совсем неплох, но, скорее всего, она по нему не пойдет.

Сценарий № 3.
Превращение в пример для человечества


В своей истории Россия очень часто меняла мир и обогащала человечество в духовном плане. Как человек, воспитанный в славянофильском духе в Европе, я хотел бы, чтобы ваша страна смогла сформулировать собственный «исторический проект» и стать примером для других наций. Но для этого нужна «мягкая власть» (англ. soft power) – умение вызывать симпатию и привлекать разные народы своей культурой, образом жизни, экономическими и научными успехами. Для этого нужна своя Идея с большой буквы – силой все равно ничего не возьмешь, а деньгами никого не купишь.

Но какой проект могла бы предложить миру Россия? С учетом необратимых климатических изменений им могла бы стать идея спасения мира от экологической катастрофы, справедливого распределения природных ресурсов (включая питьевую воду) и построения гармоничной модели миграции и интеграции чужих народов в гигантское государство. Иными словами, России нужно совершить технологический прорыв и выстроить на новой, этической основе «зеленую экономику».

Разумеется, при таком сценарии ваша страна будет самостоятельно распоряжаться своими природными богатствами, но с выгодой как для себя, так и для всего человечества. Почему бы России не стать открытой страной? Почему не пригласить тех же немцев, французов и итальянцев, чтобы совместно осваивать гигантские российские просторы? Европейцы будут приходить к вам со своими технологиями, ноу-хау, уникальным опытом, перенимать русскую культуру и при этом обогащать ее своими традициями. В итоге Россия в случае нахождения «модели будущего» неизбежно превратится в одного из лидеров человечества.



заметки на полях


О русских корнях

Мои предки эмигрировали из России в Германию сразу после Октябрьской революции. Мой дед по материнской линии, Василий Орехов, был адъютантом генерала Врангеля. Во время Первой мировой войны он проявил героизм, собственным телом бросался на немецкие пушки и получил тяжелое ранение. Несмотря на это, он дожил до 96 лет, участвовал во всех белогвардейских движениях на Западе, издавал журналы, писал книги – в общем, был для меня большим примером.

Дед мечтал, чтобы его дети и внуки жили в свободной и процветающей России. При этом он был достаточно мягким человеком и никогда не считал себя ярым антикоммунистом, верил в лучшее будущее своей Родины. Именно мои родители привили мне любовь к России, русскому языку и русской литературе. У меня жена родом из Петербурга, и своих детей мы воспитываем в русофильском духе. Себя я считаю человеком двух культур, что помогает мне лучше разбираться в непростых российско-европейских отношениях. Я исповедую православное христианство и каждый год езжу на Афон.


О новой книге

Моя новая книга «Куда пойдет Путин? Россия между Китаем и Европой» – это непредвзятый взгляд на нынешнюю Россию. Так уж получилось, что выход книги почти совпал с президентскими выборами. Вообще на Западе есть такая тенденция – выпускать книги о России накануне выборов. Все-таки президентские выборы в вашей стране – нечто большее, чем выборы канцлера в Германии. Практически каждый раз заново решается судьба страны, и к этому времени принято давать отчет о происходящем, чтобы понять, куда будет двигаться Россия дальше.


О правлении Дмитрия Медведева

Его президентство было временем больших надежд и больших разочарований. Наверное, со времен Петра Великого ни один российский лидер не говорил такую сущую и страшную правду о своей стране. Диагноз он ставил четкий, причем красивыми, правильными словами. Его статья «Россия, вперед!» с интересом читалась во всем мире. На мгновение показалось, что вернулась перестройка и теперь будет совершен рывок в сторону реформ.

В заслугу Медведеву можно поставить и то, что при нем началась хоть какая-то борьба с коррупцией, чем Путин раньше почти не занимался. Законодательство в этой области было усовершенствовано и частично внедрено, что однажды обязательно пойдет России на пользу. Очень многое Медведев сделал для укрепления правовой системы. Попытался создать более комфортные условия для среднего бизнеса. Однако многие его благие намерения так и не были доведены до конца, и теперь их судьба зависит от того, как Дмитрий Анатольевич поведет себя на посту премьера. Если он встанет на позицию либеральных преобразований, то его президентство будет восприниматься как прелюдия к полноценной реформаторской деятельности.


О левых интеллектуалах в Европе

К сожалению, образ России в европейских СМИ оставляет желать много лучшего. Откуда это берется? Дело в том, что среди редакторов ведущих изданий очень много левых интеллектуалов, которые крайне предвзято относятся к России. Они считают, что Запад по своим моральным качествам находится на неизмеримо более высоком уровне, чем ваша страна. И в этом нет ничего нового – точно такая же картина наблюдалась и в XIX веке. Причем беда этих людей не в том, что они не понимают Россию, а в том, что даже не желают ее понять.

К тому же в среде левых либералов очень сильно разочарование в том, что Советский Союз не смог превратиться в социал-демократическое государство. СССР, где правил бал «социализм с человеческим лицом», кажется им лучшей альтернативой, чем национальная, консервативная Россия. Европейские левые интеллектуалы считают, что РФ пошла не в XXI век, а скорее вернулась в XIX столетие. Такая точка зрения особенно популярна среди французских философов типа Андре Глюксмана, которые за «предательство» левой идеи вашу страну просто терпеть не могут.


О неправительственных организациях

В последнее время на Западе развелось столько неправительственных организаций (НПО), что впору говорить об НПО-изации нашей внешней политики. Эти структуры подчас оказываются влиятельнее, чем политические партии. Пока они состояли только из организаций вроде Greenpeace или Amnesty International, все было в порядке – это такие гуманные объединения, которые меняют мир к лучшему. Но беда нынешних НПО в их узкой повестке – они замыкаются на одной лишь борьбе за демократию. Наверное, это своего рода религия: от христианства европейцы отказываются, и теперь для них самое важное – насаждать всюду идеалы свободы.

Поэтому когда в России или другой стране происходит нечто, выглядящее посягательством на демократию, НПО поднимают крик и начинают бороться с «авторитарным режимом», надеясь на «оранжевую революцию». Только не нужно считать, что подобные организации спонсирует ЦРУ, – просто европейцы очень любят жертвовать деньги на разные благие цели. Такова особенность богатого и развитого гражданского общества – людям нравится себя организовывать и забавлять.


О пятидневной войне на Кавказе

На Западе прекрасно осознают, что Грузия развязала войну в Южной Осетии и что Россия не нападала на Грузию. Есть доклад комиссии Евросоюза, где об этом сказано ясно и недвусмысленно. Поэтому Михаил Саакашвили, по сути, является на Западе «изолированным политиком». Европейские лидеры четко понимают, что фотографирование с грузинским президентом может плохо сказаться на личной репутации. Что критикуется, так это одностороннее признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии – это считается на Западе ошибкой.

Оригинальный материал находится по ссылке: http://nvspb.ru/tops/rossiya-izmenilas-izmenitsya-li-vladimir-putin-47888