29 Апр 2010

Гарри Каролинский о генетике и Санкт-Петербурге

В этом году на V Санкт-Петербургском Международном книжном салоне издательство ОЛМА представило новинки художественной и публицистической литературы. На презентацию книг приехали писатели Даниил Гранин, Владимир Мединский и Гарри Каролинский.  Гарри Каролинский, он же Гарри Табачник, известный журналист и литератор,  приоткрыл читателям секреты творчества, а также рассказал о своем Санкт-Петербурге.  


Почему Россия встала на путь революции?


Мой роман, который состоит из шести книг, посвящен, в том числе, и этой теме. Но я не даю прямой ответ на  поставленный вами вопрос. Я предлагаю читателю поразмышлять. В книгах много таких эпизодов, которые, на мой взгляд, могли бы изменить историю. Пусть читатели подумают над тем, как развивались бы события, если бы та или иная ситуация разыгралась по другому сценарию. Я неслучайно написал роман именно о 1913 годе. Это тот период, когда Россия была  очень развитой страной и могла бы стремительно развиваться, но это не произошло.

Как, на ваш взгляд, современный читатель воспримет книгу?

Если бы я знал? Мне кажется, что в России сейчас нет определенности, нет внятной идеологии.  И это отражается на сознании людей, порождает в их голове сумятицу. У каждого человека должна быть точка опоры.  Если читатель любит историю, интересуется прошлым, то эта книга, я надеюсь, увлечет его. Если же он живет днем настоящим, то есть сосредоточен на решении задач ежедневных, то я думаю, он не готов к чтению романа. Ему это просто не нужно.

В ваших книгах вы не только воссоздаете реалии России рубежа веков, но и стиль той эпохи? Как вам удалось его воспроизвести?

Мне повезло, я общался с людьми, жившими в той России. Я с ними общался и запоминал все мелочи: как они обращаются друг к другу, как называют предметы, как воспринимают мир.  Когда я писал этот роман, я работал как археолог — реконструировал атмосферу дореволюционной России.  Есть у меня и другое объяснение: человек — сокровищница генов. Мне кажется, что когда я мысленно обращаюсь к тому или иному времени, во мне как бы пробуждается ген предка, который жил в те годы. И он формирует угол зрения, диктует слова. А вообще, я думаю, что книги пишутся по вдохновению, дарованному Богом.

Я знаю, что ваша авторская программа «Идет двадцатая весна победы»  имела огромный  успех.  «Маяк», в прямом смысле слова, заваливали письмами. Разумеется, среди них были письма и о войне. Расскажите, пожалуйста, о чем рассказывали в этих посланиях?

Эта передача начиналась с песни «Дымилась роща под горою». Как вы видите, сам запев этой программы настраивал на то, что нужно идти через человека. К сожалению, прочитать все письма было невозможно.  Но одно мне особенно запомнилось. Это письмо сына к матери, которое он писал из Сталинграда, и там была такая строчка: «Я слушаю тишину».  Я представил себе, что после грохота атак наступило затишье, потому что немцы ушли, бой закончился.  И вот этот молодой человек слушает тишину…

Конечно, люди и тогда боялись писать правду, но частенько в этих письмах они упоминали об условиях, в которых находились.  Мой отец погиб под Старой Руссой 21 января 1944 года. Я его не помню — был маленьким ребенком, когда он ушел на фронт. Читая письма участников войны, я представлял, как воевал мой отец, как он жил.

Санкт-Петербург — особый город как с исторической, так и с культурной точки зрения. Здесь жили и творили выдающиеся деятели искусства, здесь свершались ключевые события. Каков ваш Санкт-Петербург?

Мой Санкт-Петербург существует во многих измерениях. Это и город моих героев, то есть императорский Петербург, это и город  Достоевского, то есть город живых декораций, действующих на людей.

Ваше любимое произведение о Санкт-Петербурге?

В каком-то смысле, это роман  «Петербург» Андрея Белого и, безусловно, это произведения Федора Михайловича. Его книги оказывали на меня очень сильное влияние.

Когда приезжаете в Санкт-Петербург, где обычно гуляете?

Моя супруга родилась в этом городе, поэтому мы гуляем по тем улицам, которые связаны с ее жизнью: набережные Мойки и Фонтанки, канал Грибоедова с прекрасным храмом «Спаса на Крови».

karolinskijpiter2.jpg

karolinskijpiter3.jpg

karolinskijpiter4.jpgkarolinskijpiter5.jpg