25 Авг 2008

Мединский покусился на мифы

Профессор Владимир Мединский продолжает развенчивать «мифы о России». Свою миссию доктор политических наук и депутат Госдумы видит в том, чтобы наш народ перестал отрицать родное и идеализировать чужое, поскольку это «искажает национальное самосознание, порождает чувство безнадежности, неверие в свои собственные силы». Идея благородная, но на пути к ней ученый мутировал в политика.

Профессор МГИМО МИД РФ Владимир Мединский умело пиарит свой опус о российских мифах. Кроме уже вышедшей первой книги, недавно свет увидела вторая, за его плечами еще и документальный сериал. Не без иронии журналисты назвали В. Мединского «остроумным автором», а его труд – «прекрасным помощником для подготовки к экзаменам». Беда в том, что политик все-таки осилил исследователя: на пути к благородной цели, автор допускает множество неточностей и передергивания фактов. Жаль, поскольку от этого страдает поистине благая цель – развенчать массу нелепых, но укоренившихся в сознании людей мифов о России.

Двенадцать мифов о России
Так, рассказывая (или развенчивая) о мифе о русской грязи, В. Мединский справедливо напоминает о существовании в нашей стране бань, в отличие от погрязшей в грязи и нечистотах Европе. Автор упоминает, что «еще в 1883 году на всю Германию было 223 бани». Конечно, приводит свидетельства иностранцев о Московии, где жители по нескольку раз в неделю парятся в банях. Что сильно удивляло иноземцев, потому что они не только все как один писали об этом обычае в своих трудах, но даже докладывали об этом своим монархам.

Европа несколько веков не мылась в бане
Мединский не останавливается на компиляциях из разных исторических трудов, художественной литературы и публицистики, но и приводит собственные примеры. Лондонский Ист Энд, по замечанию автора, «куда грязнее нашего Бирюлево. Что, попав в арабские кварталы Парижа, вам станет страшно не просто за чистоту своих туфель, но и как минимум за кошелек». Мединский пишет, что хранит в архиве свою фотографию, на которой он запечатлен «в центре Нью-Йорка на груде мусора высотой в человеческий рост… прямо под гордой вывеской “Broadway”.

В книге есть этот черно-белый снимок, под которым написано: «Московскую мэрию можно и нужно критиковать, но таких куч мусора на Тверской вы не увидите никогда». И вот среди подобранных фактов неожиданно прорастают уши политика. Если факты не совпадают, плохо самим же фактам.

Когда Мединский рассуждает об исконно хорошей генетике русских и о наших долгожителях, то приводит свидетельство Якоба Маржерета о том, что «многие из Русских доживают до 80, 100, 120 лет, и только в старости знакомы с болезнями». Далее следует еще более пространный пассаж о здоровых стариках из «Путешествия в Московию» Августина фон Мейерберга. В сноске (написанной научной редакцией) приводится заключение американских ученых о врожденных медицинских пороках, сделанное в конце 1990-х гг. по заказу Всемирной Организации Здравоохранения при ЮНЕСКО. Из него следует: «число врожденных дефектов на тысячу детей, появившихся на свет в нашей стране, оказалось равным примерно 42,9 %». Это пятое место в мире. Для сравнения США оказались на 20-м, уступив Кубе.

После всего сказанного, автор приводит данные Госкомстата о средней продолжительности жизни в современной России, но пытается увильнуть от обсуждения вопроса, считая, что об этом «лучше подробно поговорить отдельно». Иначе получится, что не мифы он развенчивает…

Мединский пишет, что «примерно половина ковбоев были… неграми и индейцами. Этого «Коламбия пикчерс» точно «не представляет». Тут не место для споров о взаимоотношении правды жизни и правды искусства. Многие не подозревали об этом факте, однако многие также не знают, что среди красавцев-гусар (вспомните замечание Козьмы Пруткова) было много жителей Северного Кавказа, Грузии и Армении.

Когда Мединский говорит о переименованных в советские годы городах, он приводит в пример Краснодар, который изначально назывался Екатеринодаром. Действительно, это был дар Екатерины II кубанским казакам. Вот только перемена названия столицы Кубани, после захвата города частями Красной армии, все-таки связана с центральной улицей, до сих пор носящей название «Красная». Красный – означал в старину не только цвет, но и был синонимом слова «красивый».

Таких «блошек» по тексту раскинуто много и не в них дело. Демонстрируя свою нелюбовь к революционерам, автор сокрушается по поводу переименования столичной улицы Новоиерусалимской в улицу 1905 года, «улицу булыжников и пролетариев». Далее идет речь не о восставших против царизма, а экскурс в далекий античный Рим и этимология слова «пролетарий».

Более претензий вызывают другие места сочинения г. Мединского. Комментируя полотно художника Антуана Жана Гро «Наполеон в госпитале чумных в Яффе», автор пишет, «эта картина заняла особое место в истории военной пропаганды, так как она должна была разоблачить английские обвинения в том, что Наполеон приказал расстрелять всех больных при отступлении из Яффы». И совершенно непонятное утверждение: «На самом деле больных действительно расстреляли, но ведь зрители этого не знали». Мединский просто перепутал два исторических факта.

В других случаях автор обычно дает сноски к цитированным книгам. В этом случае действительно неизвестно откуда взято это утверждение Мединского? Может быть, он располагает некими доступными лишь ему свидетельствами очевидцев или бумагами из архивов. Известный советский историк Евгений Тарле писал про расстрел 4 тысяч турецких солдат, большей часть арнаутов и албанцев по происхождению, сдавшихся генералу Бонапарту. Пленных этих нечем было кормить, а отпускать на волю потенциальных бойцов было бы верхом глупости. После трехдневных раздумий Наполеон он отдал приказ о расстреле. Это было. Что касается чумных, это собственные солдаты, а не магометане. «Чумных оставляли, но раненых и больных не чумой брали с собой дальше», - пишет Е. Тарле. Историк не отрицает существования у Наполеона актерских качеств. Кое-что в его поведении было наигранным, но что-то он делал по непосредственному чувству.