4 Фев 2011

«Российская газета» о новой книге Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди»

Выход в свет новой книги Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди» издание «Российская газета» называет одним из главных событий наступившего года для футбольной читающей публики.  Автор издания, известный спортивный обозреватель Игорь Рабинер рассказал  журналистам РГ о «красно-белых исповедях»  и работе над книгой.


Первое, что бросается в глаза: на обложке вашей книги перечеркнуто знакомое «Как убивали "Спартак" с цифрой три», а дальше идет, собственно ее заголовок. Можете прокомментировать этот ход?
*

Это идея моего отца — обыграть «Как убивали "Спартак"». Мне она очень понравилась, потом издательство в восторг пришло. Этим я хотел сказать вот какую вещь: многие ждали некоего продолжения работы в том же, разоблачительном стиле, «Как убивали "Спартак"-3"». Но я считаю, что за эти три года, прошедшие с момента выхода первой книги, как-то поистрепалась сама по себе вывеска «как убивали…». В итоге я решил сделать нечто совершенно иное. Идея нынешней книги появилась в начале прошлого года. Хронику текущего дня, которой я занимался раньше, я решил перемежать с экскурсами в прошлое. Тогда же мне удалось поговорить с Никитой Павловичем Симоняном. Я был в полнейшем восторге от нашей четырехчасовой беседы. Вдруг стало удивительно, насколько же мы, журналисты, слепы, что таких людей, как Симонян, не расспрашиваем каждый день. С ними надо разговаривать, фиксировать мельчайшие детали того, что происходило. Постепенно я начал это понимать и ближе к осени пришел к выводу, что текущий день будет, но в монологах тех людей, которые с этим текущим днем так или иначе связаны. Я ни в коем случае не дистанцируюсь от сегодняшних реалий: в книге есть Карпин, Черчесов, Аленичев, Павлюченко, по рассказам которых о многом можно судить. Но главная идея книги в том, чтобы вся история "Спартака" прошла через призму тех людей, которые эту историю делали.

Что структурно представляют собой "Спартаковские исповеди"?

Это 16 монологов знаменитых спартаковцев разных поколений: я постарался сделать так, чтобы не осталось неохваченных периодов в истории клуба. Понятно, что уже не вернуть братьев Старостиных, не поговорить с Бесковым. Однако мы должны делать то, что есть шанс успеть сделать. Так, один из монологов принадлежит человеку, который, увы, уже никогда не прочитает эту книгу — Владимиру Никитовичу Маслаченко.

Название книги задает особую тональность, а именно интимность и искренность...

Да, я убежден что это так. Ни один из разговоров меня не разочаровал. Собеседники мои никуда не торопились: это было очень основательно, очень честно. Вполне допускаю, что кто-то сказал что-то не соответствующее действительному положению дел, но я сознательно принял решение не делать никакой фактологической правки. Это их "Спартак", их память о том времени, которое они в нем провели. Герои этой книги - выдающиеся люди, которые имеют право на свое видение, свою философию, свой "Спартак". Я делал все, чтобы собственную роль в этой книге минимизировать и дать высказаться авторам монологов. Главная моя художественная задача состояла в том, чтобы у каждого из представленных монологов была своя интонация, свой темперамент. Чтобы в словах слышалась индивидуальность каждого из собеседников.

Насколько трудно давалась вам работа над «исповедями»?

Приведу вам пример. Один из монологов в книге принадлежит Анатолию Крутикову, с которым «Спартак» вылетал из высшей лиги. Сделать интервью с ним оказалось непросто, поскольку он сам по себе человек закрытый и, ко всем прочему, болеет. Я два месяца добивался встречи с ним, пока наконец, не пригласили. В итоге получился даже не монолог, а диалог — пожалуй, единственный в книге. Диалог Анатолия Федоровича и его жены. Не могу не сказать о мощнейшем психологическом моменте этой беседы. Когда разговор зашел о Николае Петровиче Старостине, которого отстранили полностью от команды, Людмила Николаевна, жена Крутикова, сказала, что решение было принято профсоюзами, а ее муж просто пошел у них на поводу. Тогда ее перебил Анатолий Федорович, взяв всю ответственность за изгнание Старостина на себя. Человек остался мужчиной, признав свою вину в крайне непопулярном и ошибочном решении.

 Какой вы все-таки видите задачу вашей книги?

Я хотел бы, в первую очередь, чтобы читатель знал историю. В своем большинстве аудиторию книги будут составлять болельщики "Спартака". На днях я был на выпускном вечере факультета менеджмента в игровых видах спорта Государственного университета управления. Среди студентов было несколько болельщиков "Спартака" - молодые, образованные ребята. Меня поразило, что насколько люди хорошо знают клубную историю с начала 90-х годов, и настолько же они не ориентируются в 70-х и раньше. К примеру, я задавал вопрос, с каким тренером "Спартак" единственный раз в своей истории в 76-м году вылетел из высшей лиги. Так никто Анатолия Крутикова и не вспомнил. Поэтому, книга носит просветительский характер. Я бы очень хотел, чтобы прочитав ее, кто-то из болельщиков "Спартака" сказал, что благодаря этой книге история и философия клуба стали для него понятнее. Под философией я подразумеваю спартаковские идеалы, на которых вырос когда-то сам. Хотелось бы, чтобы они обрели ценность и для нынешнего поколения фанатов «красно-белых».



Читайте также по теме:

Игорь Рабинер: «”Спартаковские исповеди”— книга не о забитом и пропущенном, а о забытом и упущенном»
Последнее интервью легендарного вратаря Владимира Маслаченко в новой книге Рабинера «Спартаковские исповеди»
Издана сенсационная книга Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди»
Читайте «Спартаковские исповеди»! Поста автора в своем блоге