7 Апр 2011

«Война» — это настоящая книга, которую в наше непростое время должен прочесть каждый

«С чего начинается Родина?» Эта берущая за душу песня стала знаменитой, прозвучав в фильме «Щит и меч». Наш разведчик Александр Белов проникает сначала в гитлеровскую армейскую разведку — абвер, а потом ппереходит в СС, где всячески вредит фашистам изнутри, приближая нашу победу.

Имя киногероя — Александр Белов — прозрачно напоминало псевдоним советского разведчика № 1 Рудольфа Абеля. Говорят, автора сценария даже специально познакомили с Абелем, для «консультации по тексту». Впрочем, у разведчика А. Белова было несколько прототипов, включая легенду советсткой разведки Александра Святогорова.


Обо всем этом рассказывается в новой книге депутата Государственной думы РФ Владимира Мединского «Война. Мифы СССР». Как понятно уже из названия, книга посвящена Великой Отечественной войне, 70-летие начала которой мы отмечаем в этом году, и разоблачению тех мифов о войне, о подвиге наших предков, которые были навязаны общественному сознанию за последние десятилетия. Известный специалист по мифам о России Владимир Мединский не оставляет камня на камне от негативных стереотипов, многие из которых берут свои истоки еще в ведомстве доктора Геббельса.

vojna-19391945-medinskij-180.jpgКупить книгу Владимира Мединского «Война. Мифы СССР» в интернет-магазине издательства ОЛМА 271 р.

Достается от Мединского и советской мифологии: подвиг народа был в СССР старательно отретуширован и залакирован. Но при этом автор — депутат Госдумы и профессор МГИМО — отдает длолжное тому, как строилось в Советском Союзе патриотическое воспитание. Скажем, целую большую главу он посвятил советскому кино о Великой Отечественной войне.

В 1968 году первые два фильма 4-серийной картины «Щит и меч» посмотрело в кинотеатрах более 68 миллионов (!) человек. Она стала абсолютным лидером проката. Один из молодых зрителей носил фамилию Путин.

Сам Владимир Путин так вспоминает об этом событии: «В Ленинграде есть Академия гражданской авиации — я туда всерьез собирался. Литературу читал, какой-то журнал даже выписывал. Но потом книги и фильмы типа «Щит и меч» сделали свое дело. Больше всего меня поражало, как малыми силами, буквально силами одного человека можно достичь того, чего не могли сделать целые армии. Один разведчик решал судьбы тысяч людей. Так, во всяком случае, я это понимал. И уже никакая Академия гражданской авиации меня больше не интересовала. Я свой выбор сделал.».

В общем, этим про значение фильма, и других подобных кинокартин, все сказано. Служить Отечеству, отдавая все силы, при этом не будучи «винтиком системы», а «решаясудьбы тысяч людей», — вот к чему призывало это кино. Разведчиками становились единицы, но миллионы получали правильные жизненные ориентиры. Саундтрек — песня «С чего начинается родина» в исполнении Марка Бернеса проходила через весь фильм, густо заселенный всевозможными гадами-нацистами, и на контрасте особенно брала за душу.

Небольшие неувязки общей картины не портили. Да и были объясними — про войну тогда знали намного больше, чем сейчас, а про нацистскую Германию — несравнимо меньше. Вот, скажем, совещание у Гитлера оформлено как светский раут, хотя на самом деле фюрер культивировал спартанский стиль — все по делу, ничего лишнего.

Или вот еще. Эсэсовцы в 1944-1945 годах продолжают разгуливать в знаменитой черной форме. В действительности еще в 1943 году она была заменена на пепельно-серую. Это странная ошибка проходит красной, точнее, черной нитью через все советское кино. Будь историческая правда соблюдена, в знаменитом фильме про Штирлица немцы не выглядели бы такими импозантными, а саорее напоминали бы затравленных штабных крыс.

В киносериале «Майор Вихрь» (эта глава обозначена в книге «Война» как «Кино для путина-2») у советского разведчика с оперативным псевдонимом «Вихрь» тоже было два прототипа — Евгений Березняк и Илексей Ботян.

vojna-medinskij-skan-gazety-granica-rossii.jpgВ фильмы наши разведчики ценой свей жизни спасают польский Краков от уничтожения. В последних кадрах весь отряд погибает буквально за минуту до подхода советских танков. На самом деле вся группа разведчика Березняка осталась в живых.

Из докладной записки министру обороны от 16 апреля 1965 года: «19 августа 1944 года по заданию разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта была выброшена в тыл противника в район г. Краков (Польша) и активно действовала по 23 января 1945 года разведывательная группа «Голос» в составе командира группы рядового (ныне капитана запаса) Березняка Евгения Степановича, помощника командира группы лейтенанта (ныне капитана запаса) Шаповалова Алексея Трофимовича и радистки младшего сержанта Жуковой Аси Федоровны (ныне старший лейтенант медицинской службы Церетели А.Ф.)». Узнали героев «Майора «Вихря»?

И второй прототип «Вихря», командир действовавшей в окрестностях Кракова разведгруппы Алексей Ботян, тоже пережил войну. Ему удалось уничтожить склад взрывчатки, предназначенной для подрыва города. В 2007 году полковнику в отставке Алексею Николаевичу Ботяну было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда» — за спасение Кракова.

В книге В. Мединского «Война» таких примеров множество. Реальных прототипов героев на войне было больше, чем нам порой кажется и чем принято считать. И гораздо больше, чем вмещается в кино.

«Вызываем огонь на себя» — «кино для путина-3». Майора «Вихря» Юлиан Семенов писал прямо с натуры, со своего друга Овидия Горчакова. Автор не просто взял его внешность и характер, — Горчаков тоже был руководителем разведгруппы в Польше и в Германии. Кавалер ордена Отечественной войны I степени и польского «Виртути Милитари», Горчаков после войны стал писать документальные книги. По одной из них, посвященной партизанам Брянских лесов, и был снят первый советский 4-серийных телефильм. Вот, оказывается, как все хорошо начиналось с сериалами на нашем телевидении.

Небольшой поселок Сеща в Брянской области. ВО время войны здесь был секретный немецкий военных аэродром. Всегов 350 километрах от Москвы — стратегически важный объект. Охранялся он и маскировался в соответствии со свим значением — 180 зениток, 4 тыс. солдат охраны, поблизости — ложный аэродром с макетами самолетов. И все-таки наши немцев с Сещи разбомбили. В один из налетов советской авиации потери люфтваффе составили 86 самолетов!

Тому, как подпольщикам и партизанам удалось разведать и передать данные об особо охраняемом аэродроме, и посвящены четыре серии фильма, демонстрировавшиеся по Центральному телевидению в 1965 году. Кстати, тогда еще не придумали делать серии по 48 минут и клепать их по штуке в день, как консервные банки. Телезрители в 1965-м получили четыре полноценных картины продолжительностью час двадцать каждая.

Невиданных жанр, да еще в таком мощном формате, потряс страну. Про Сещинское интернациональное подполье (в нем участвовали поляки, работавшие на аэродроме) теперь знал каждый. По требованию граждан, его организатору и героине сериала Анне Морозовой было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Все было очень достоверно. Фильм снимался к 20-летию Побелы, воспоминания о войне были еще свежи, а сценарий дорабатывался по свидетельствам непосредственных участников событий. Но верхом достоверности стал такой эпизод. Изображенный в фильме командир партизанской бригады Федор Данченков всю войну отходил в кожаном пальто. Он как-то умудрился его сохранить в послевоенные годы, и сам привез реликвию на съемочную площадку, чтобы передать молодому актеру. Сниматлься в кожанке своего героя для актера, видимо, было как для чекиста — стрелять из личного пистолета Дзержинского.

Про реквизит создалтели фильма рассказали и такую историю. «Партизаны одеты были в основном в немецкое обмундирование, которое добывали в боях. Своя «одежка» (гражданская, красноармейская форма) в «экстремальных» лесных условиях быстро снашивалась, и заменить ее можно было только на трофейную форму.

Данченков вспоминал о связанном с этим курьезном эпизоде. В расположение его бригады прибыл с небольшой группой офицеров командующий армией генераль-поковник Болдин и попросил построить бойцов. Данченков приказал дать сигнал на построение, и партизаны стали выскакивать из самых разных мест: из-за деревьев, кустов, из ям, но все в немецком обмундировании. Сопровождающие генерала схватились за оружие, решив, что попали в хитро расставленную немцами ловушку. Но все обошлось».

В 1969 году телефильм «Вызываем огонь на себя» выпустили в кинотеатры. Это после того, как он был показан по Центральному телевидению! И ведь зритель пошел! Ибо это было — настоящее кино. А «Война» — это настоящая книга, которую в наше непростое время должен прочесть каждый.



В книге В. Мединского «Война. Мифы СССР» — множество героев. Советским и немецким военачальника, государственным деятелям посвящены специальные небольшие главки. Но даже в такой «компании» всем известных людей не мог затеряться человек, о котором достоверно известно на удивление мало...

Кузнецов Николай Иванович (1911-1944). Разведчик, Герой Советского Союза.

Его псевдоним «Колонист» породил легенду, будто Кузнецов был из немецких колонистов. На самом же деле у паренька с Урала оказались просто удивительные лингвистические способности.

...«Всегда у вас машина не в порядке! Вы — лентяй, не следите за нею. Из-за вашей лени я опаздываю...» — такой гневный монолог разносился у заглохшего автомобиля возле дома вице-губернатора Галиции во Львове. И у того не возникло ни малейших подозрений, когда распекавший водителя подтянутый немецкий офицер приблизился и осведомился: «Вы доктор Бауэр? — Да. я Бауэр. — Вот вы-то мне и нужны!»

Несколькими выстрелами в упор Кузнецов убил вице-губернатора и его секретаря и не спеша скрылся на «сломанной» машине.

Профессиональные достижения Кузнецова настолько уникальны, что, не будь очевиднейших доказательств жизни, работы и смерти Кузнецова, наверняка бы «перестроешные истоии» сочли его очередной пропагандистской фантазией газеты «Правда». У Кузнецова даже должность была неимоверная: особо засекреченный советский спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата. И окладом довольно большим. Но ни звания, ни удостоверения. Только летная форма лейтенанта и немецкое имя Рудольф Шмидт. Молодой красивый летчик, свободный (Кузнецов развелся еще в 1931-м да еще этнический немец. С такой легендой он был вхож в лучшие дома потенциального противника в предвоенной Москве.

Кузнецов информировал о точной дате нападения Германии на СССР (не из Берлина, а из самой Москвы!): у него была своя агентура в немецком посольстве. Раскрыл местонахождение сверхсекретной ставки Гитлера «Вервольф» («Оборотель») под Винницей. Предупредил советское командование о предстоящем наступлении гитлеровских войск в районе Курска (операция «Цитадель»). Сообщил о готовящемся покушении на руководителей СССР, США и Британии в Тегеране. Ему удалось раздобыть сведения о немецких ракетах «ФАУ-1» и «ФАУ-2»...

При его участии действовавшими на Украине партизанами были уничтожены или похищены главный судлья Украины Функ, имперский советник рейхскомиссариата Украины Галь, ряд генералов.

Знаменитый «Подвиг разведчика» (1947), «Сильные духом» (1967) и «Отряд специального назначения» (1987) — о Кузнецове было снято целых три фильма. О некоторых его подвигах рассказано в советском документальном бестселлере «Это было под Ровно» («Сильные духом»)Ю написанном Дмитрием Медведевым. А сейчас — поди найди эту книгу в магазинах!

Документ из архива львовского гестапо о гибели Кузнецова: «2 марта 1944 года отрядом жандармов были захвачены в лесу три советских парашютиста. Арестованные имели фальшивые немецкие документы, карты... Агент (по немецким документам Пауль Зиберт) опознан. Речь идет о советском разведчике и диверсанте, который долгое время безнаказанно совершал свои акции в Ровно... «Пауль Зиберт» и оба его сообщника расстреляны».

«Жандармы» на самом деле были бандеровцами, переодетыми в советскую форму, — сотней ОУН-УПА. Обмануть Кузнецова и схватить живым им все равно не удалось. Кузнецов погиб в перестрелке, своем отчаянном последнем бою. Это удалось узнать уже в наши дни.



Читайте также:
Владимир Мединский: «Главный миф о Великой Отечественной войне заключается в том, что победа напрасна»
Владимир Мединский: «История мира — история кризисов»