22 Июл 2009

Стиль жизни — работа

17 июля 2009 года Александр Бушков возобновил сотрудничество с издательством ОЛМА и подписал договор на издание двенадцати книг. А перед этим дал интервью редакторам издательства, рассказав о своем отношении к российской истории ХХ века, ремеслу писателя, работе, а так же слегка приоткрыв завесу тайны над новыми сюжетами изданий.

 

— В свое время читатели и литературные критики неоднозначно восприняли вашего литературного героя Алексея Бестужева за чересчур прямолинейную позицию — «За веру, царя и отечество». Почему вы выбрали такой тип?

— Во-первых, я счел нужным показать реальную жизнь, которая была в тогдашней России. Во-вторых, Бестужев относится к последнему поколению, которое еще пыталось спасти Империю.

— Но разве Бестужев за Империю? Ведь он это прямо не декларирует…

— Естественно, он за Империю. Хотя он видит, насколько все это сгнило, и прекрасно понимает гибельность ситуации.

— И даже понимая, что вектор четко показывает в  другую сторону, все равно продолжает работать, служить такому Отечеству?

— Тогда у людей военных было иное отношение к своим обязанностям, был офицерский долг, они делали все, что могли.

— На ваш взгляд, бестужевы ушли в прошлое? Или встречаются сегодня?

— Таких очень много.

— В какой профессии?

— Во всех абсолютно.

— Вы имеете в виду Бестужева — державника или высокого профи?

— И в том, и в другом качестве.

— Трудно представить его в Советской России. Он эмигрирует?

— Нет. Причем самое интересно, что из руководства Охранного отделения, из более-менее высоких чинов жандармерии никто в белом движении замечен не был… Прекрасно зная, что это за сволочи, они не шли к  красным. А к белым — тем более. Многие эмигрировали. Выбор был невелик — либо эмиграция, либо расстрел.

— А каким-нибудь образом Бестужев пересечется с представителями революционных партий, с теми же большевиками, с Лениным, перемещающимся в сторону России к 17-му году на деньги и с деньгами, которые раздобыл для большевиков Парвус?

— С Лениным он не будет, конечно, пересекаться. А тема денег всегда интересна. Но я не буду до поры раскрывать сюжетного замысла.

— Александр Александрович, как долго вы работаете над произведением в жанре исторической прозы:  изучаете документы,  язык той эпохи, чтобы его передать?

— Подобная работа занимает пару месяцев.

— Какие библиотеки, какие хранилища удовлетворили бы вас?

— Никакие. Масса всего опубликовано в открытой печати. Просто что-то напечатано сегодня, а что-то 70 лет тому назад.

— Можно ли узнать немного о вашей  творческой кухне:  делаете ли вы какие-то выписки? Завешиваете ли вы все вокруг бумажками с пересечениями сюжетных линий героев? Или все держите в голове?

— Схем не рисую, печатаю на машинке.

— У вас появился дома Интернет?

— Да, появился…Стоит ящичек…Но сайты я просматриваю через телефон.

— Ну, значит вы — продвинутый пользователь! У вас есть какой-то план работы на каждый день, вы говорите себе: «Напишу столько-то страниц»?

— Да, сажусь и работаю.

— Зависит ли производительность труда от вдохновенья?

— В моем случае — никогда не зависела.

— Вслед за Бестужевым, читатель ждет возвращения другого яркого героя — Станислава Сварога. Он вернется?

— Вернется.

— Приоткройте тайну авторского замысла, можно ли еще изменить его судьбу?

— Нет,  изменить там уже ничего нельзя!

— А Кирилл Мазур появится на страницах новых книг?

— Мазур появится хотя бы уже потому, что в прежних книгах получился некоторый сюжетный провал: герой отправился за алмазами, потом куда-то делся…

— В вашей личной жизни намечаются какие-то интересные изменения?  Может быть, вы намерены немного попутешествовать?

— Нет. Мне дом не на кого оставить.

— Следите ли вы  за событиями, которые происходят в мире, в стране? Смотрите ли, к примеру, регулярно программу «Время»?

— Я вообще телевизор не смотрю.

— Но, тем не менее, ваша публицистика позволяет сделать вывод о том, что вы — пишущий человек, который  понимает и знает, что происходит в мире.

— Я просматриваю некоторое количество газет и электронных СМИ.

— Вы удовлетворены своей красноярской жизнью или все-таки  чувствуете себя отшельником?

— Абсолютно отшельником я себя не чувствую. Почему — не знаю, но так получилось.

— Но вас наверняка осаждают  поклонники.  Как вы с ними боретесь, например, если на заборе висят?

— Да на заборе долго не повисишь.

— Александр Александрович, что бы вы могли посоветовать с высоты своего опыта молодым девушкам, юношам, которые только выходят в жизнь?

— Работать надо. Не думать, что будет все сразу. Будет, но постепенно.

— Но в жизни так много соблазнов — легких денег, авантюрных приключений!

— Соблазны плохо кончаются. Один человек из тысячи, выбравших авантюры как стиль жизни, успевает прожить ее полноценно и умереть собственной смертью.

— На корпоративный сайт издательства ОЛМА по электронной почте приходит много литературных произведений, и их авторы задаются вопросом: «Как стать успешным писателем?». Что бы вы им ответили?

— Ответ прежний — много работать.

— В этом море информации, в котором мы сейчас тонем, может потеряться даже самый трудолюбивый, самый талантливый.

— Море информации было всегда. И в нем нужно не теряться.