15 Дек 2008

Традиционный огонь

Раньше было два значительных/значимых балетных конкурса – в Варне и в Москве. Теперь их десятки, и они, по-признанию самих балетников, «ничего не решают».

Раньше был один крупный международный музыкальный конкурс – имени Чайковского. Теперь их опять же десятки. И они опять же в судьбе участников решают мало.

Но участвовать надо – это хороший тон.

Хороший тон и для литературного «толстяка»/литературного проекта вручать время от времени «именные» награды. Данное, возможно, снова не вектор в судьбе. Но премия/конкурс – сегодня уже символика. «Олимпийский огонь» литературного процесса.

Примкнули к этому марафону и мы.

Жанр (фантастика) определялся интересами издательства.

Рукописей за два месяца первого этапа пришло около трехсот.

Люди, которые планировались вначале «марафона» в качестве жюри, пугали меня особенностью-неразгаданностью (для простого критика) этого жанра.

Но все особенности-самости (как и те самовитые критики-фантасты) отпали, лишь только началась пугающая  рутина первого этапа жюирования – этапа прочтения-отбора.

Как «никаких особенных жанров не имеется, любой жанр имеет право на существование кроме скучного» (отсылка к Вольтеру и Пушкину), так нет особенных «критиков-фантастов». Есть просто – критики, со своей кухарней, критериями и т.д. И есть, конечно, «гамбургский счет».

Во времена Гете насчитывали тридцать два сюжета-архитипа. (Но, разумеется, и до Гете были подобные статистики). Выбирая тексты для второго этапа, я пришла к выводу, что «Словарь “фантастических” сюжетов» (отсылка к Ал-дру Н. Веселовскому) не велик: биокатастрофы, апокалипсисы, космические одиссеи/войны, волшебные превращения (правда, это скорее из другой «оперы»), интерпретации притч.

Но, возможно, мне просто не повезло, и словарь «фантастических» сюжетов столь огромен, что достоин внимания компаративистов. (Правда, судя по комментариям, сравнение дальше Р. Бредбери «не идет»).

«Фантасты – это дальнобойщики в литературе», – уверяли меня А. Жуков и Д. Малков – не-состоявшиеся, излишне меркантильные члены жюри конкурса. (Кстати, Блок, когда у него сгорело «Шахматово», сказал, что «художнику ничего не надо». Но у не-художников популярна, скорее всего, иная экзистенция: «Я – не Ван Гог, и мне – нужно все при жизни»).

«Фантасты – это дальнобойщики в литературе». Метафора оригинальна. Но закон литературоведения, теории литературы одинаковы для всех жанров. Наверное, поэтому три абсолютно разных, незнакомых друг с другом литератора – М. Галина, С. Абовская и я – выбрали практически одинаковую пятерку финалистов (см. «Дневник акции»).

Rinat (Ю. Мусина) «Экзюпери» (самый высокий балл по голосованию и комментариям – 10/8). – Хороший рассказ, где вневременное – преданность, верность – перенесено в наисовременнейший контекст. С одной стороны, собака-кибог – лишь машина, неспособная чувствовать. С другой, и не только благодаря «внутренней форме слова» (А. Потебня) – это, прежде всего друг, преданное «живое» существо, которое вызывает наше сострадание: хозяева уехали, а собаку, как старого Фирса, забыли в доме.    

А. Монвиж-Монтвид «Подарок для аскета» (2/2). – Экзистенциализм, мотивы «Герострата» Сартра делают эту анти-фантастику весьма актуальной сегодня.

По поводу первого места наши мнения разделились: или В. Кулишов, или Ю. Нестеренко.

Проза В. Кулишова – «Сердце огня» (балл голосования – 2), «Право на безумие» (1 комментарий) – две профессионально «сделанные» повести, два архетипа, «переведенные» хорошо знакомым мне автором. (В. Кулишов был участником Слета «Дети Солнца», который я проводила в рамках журнала «Московский вестник» и Московской писательской организации; пробовал свои силы как эссеист в «Клубе Новых Российских Писателей» – акция, проводимая мной вместе с Н. Горловой в рамках Московской писательской организации, «Московского вестника» и «Литературно газеты»; пробовал свои силы как критик в рамках уже другого курируемого мною проекта – подборки для журнала «Вопросы литературы»).

Но, как говорится, литературный табак – врозь. Текстам не хватает «изюма». Того «чуть-чуть», о котором говорил Л. Толстой.

Конечно, фантастическая новелла «Шаблон» (3/3) «”простого” пилота-любителя» (а именно так представился в своем письме Нестеренко) тоже видно «как сделана». Но автор и не скрывает приема. Наоборот, он «обнажает прием» (отсылка к Шкловскому). В результате новеллистического поворота, иронии, игры шаблонный, на первый взгляд, сюжет перестает быть шаблоном, заставляя улыбнуться и поразмыслить над результатами шаблонного сознания. И в таком разе заголовок следует, конечно, взять в кавычки.  

Справившись со всеми пилотажами и вписавшись в указанный условиями конкурса объем, Ю. Нестеренко – как позже, в день награждения, выяснилось профессиональный литератор-фантаст – получил свой законный приз.

Но наш марафон не закончился. Черед оценивать конкурс поэзии, плюс у портала еще конкурс исторического рассказа и «стань нашим автором». И текстов по всем трем акциям предостаточно.

Возможно, участникам подобные участия ничего и не дают (ну, кроме как награды – победителям и сборники – по итогам, что не так уж и мало).

Но, так или иначе, премии/конкурсы – нужны – и разные. Поскольку это уже своего рода олимпийский огонь: можно, конечно, и без него, на победе или поражении это не скажется, но согласитесь, без традиционного огня скучновато.