16 Мар 2012

Владимир Мединский: «Про Смоленск давно пора снять блокбастер»

Пока роман "Стена" покоряет книжные магазины Москвы, Владимир Мединский отправился в Смоленск, где дал эксклюзивное интервью "Московскому Комсомольцу в Смоленске". Публикуем интервью полностью.

thumb.jpgКогда в феврале на полках смоленских и московских книжных магазинов появился новый роман Владимира Мединского «Стена», с души многих любителей истории упал тяжелый камень. Наконец-то о Смоленске написали художественную книгу! На обложке романа изображен Московский Кремль, окруженный Смоленской крепостной стеной, – необычное сочетание. Более того, автора, профессора МГИМО, в прошлом депутата Госдумы, уже успели назвать русским Умберто Эко и православным Дэном Брауном, а «Стену» сравнить с популярным средневековым авантюрным романом Александра Дюма «Три мушкетера». В общем, многие считают это увлекательным и захватывающим чтением. Действие романа происходит на фоне средневековой Европы, Смоленска и только что построенной крепостной стены.



- Владимир Ростиславович, почему свой первый художественный роман вы решили написать о Смоленске? Почему вы заинтересовались именно нашим городом?

- История Смоленской обороны, увы, мало кому известна за пределами Смоленска. Я постоянно с этим сталкивался, выступая в студенческих аудиториях в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде. И каждый раз думал, как же это несправедливо! Американцы уже сняли бы десяток блокбастеров с Мэлом Гибсоном и Брюсом Уиллисом, чтобы вбить в головы своему молодому поколению чувство гордости за предков… А всему остальному миру – зависти и преклонения. Да вот только такой потрясающей истории у них нет. Вот со сценария я и начал (вам первому об этом рассказываю). Было это несколько лет назад. Представилась возможность – показал готовый сценарий Никите Михалкову. Мне как начинающему сценаристу от мэтра досталось, но зато сам сюжет он похвалил. А герои продолжали во мне жить, и как-то незаметно для себя я начал записывать их приключения. На определенной стадии понял, что получается роман…

- Роман наполнен различными историческими фактами и описаниями. Какими источниками вы пользовались, кто рецензировал?

- Вы, наверное, знаете, у меня вышло несколько книг исторической публицистики, центральная из них – «Мифы о России». Также темы XVII века я касался и при работе над своей докторской по истории, да и коллег, друзей-историков, в том числе блестящих специалистов по эпохе русской Смуты, у меня много. Было кому подсказать, а когда надо – поправить. Благодарности ведущим специалистам в различных сферах – в том числе даже по историческому средневековому бою – занимают первую страницу романа «Стена».

- Есть сведения, что при написании вы пользовались таинственными смоленскими летописями, так ли это?

- Позвольте здесь обойтись без комментариев.

- Почему главные герои вашего романа (Григорий, Фриц) - представители высших сословий? Почему вместо них вы не изобразили каких-нибудь простых пушкарей?

- Григорий – да, сын воеводы. Но это – элита «средней руки», «боярский сын» в русском языке того времени вовсе не означало «сын члена Боярской думы»… Зато Фриц – типичный представитель среднего класса; вас, наверное, просто загипнотизировал блеск его доспехов. А мой любимый Санька – так просто найденыш неизвестного роду-племени. Понимаю, в вас говорит смоленский патриотизм: раз роман об обороне Смоленска, значит, главный герой должен быть из смолян. Но мне показалось более интересным рассказать, как общий подвиг вовлекает людей, можно сказать, случайных, как Смоленск становится их судьбой…

- Почему в вашем романе такое большое внимание уделяется вопросу религии, так хорошо прописаны душевные борения владыки Сергия? Почему русский - это не по крови, а по вере?

- Спасибо за этот вопрос. Для меня действительно было важно показать роль Православной Церкви в русской истории - такой, какой она на самом деле была. Наши предки были глубоко религиозными, православными людьми. Это дало им силу устоять перед множеством бед и вторжений, а потом отстроить величайшую страну в мире. Русским же человек может считаться и по крови, и по вере, и главное – по любви. По любви к Родине, к России. Звучит высокопарно, но я не кривлю душой. Считайте - просто отвечаю на ваш вопрос.

- Несмотря на то что большая часть действия романа происходит на войне, вы уделяете много внимания вопросам чести и дружбы, любви и целомудрия -почему так? Ведь сегодня в моде распущенность и вседозволенность…

- Вы перечислили лучшие и главные, исторически данные нам качества русского народа. Они лучше всего раскрываются как раз в годину испытаний. А насчет моды на распущенность… Скажу так: у кого-то она есть, а у кого-то ее нет. Думаю, это временное явление: мы оказались не подготовлены к свободе. Это пройдет. Русские сосредоточатся. Иначе – и России не будет.

- Что символизирует белая птица, время от времени прилетающая к героям? Почему чаще всего к Саньке?

- Ответ в конце романа – давайте не будем его раскрывать.

- Верите ли вы в то, что ангелы действительно могут являться на поле брани? Суждено ли воевать России в исторической перспективе?

- Небесная рать, приходящая на помощь русским во время боя, - это достаточно распространенный мотив в старинных летописях. Многие воины и в наши дни становятся священниками и монахами, пережив разного рода озарения на войне. Что же до войны против России, то она уже идет – и давно. Просто воевать нынче с нами с помощью ракет и танков – дело затратное, себе дороже. Война идет информационная, современная, поле битвы – наш мозг. Но цели противника по-прежнему те же, что и на обычной, «горячей» войне, – контроль над нашими ресурсами, природными богатствами.

- За каким социальным классом людей вы видите будущее России?

- За классом свободных и инициативных людей. Вообще, представление о классовой структуре общества устарело. Мир Карла Маркса – это мир 150-летней давности, без самолетов и Интернета. Но как-то по привычке мы говорим о классах, как будто все еще учимся в рабочих кружках РСДРП.

- Как по-вашему, в современном Смоленске есть сокровища?

- Настоящее сокровище – Стена. Ее, конечно, надо подраскрутить и выгнать гнездящихся в ней галок – и будет постоянный приток доходов от туристов со всего мира. А насчет сокровищ в виде золота-брильянтов… Не знаю, есть ли городские легенды о них у жителей Смоленска. Но в городе с такой историей нераскрытые клады обязательно должны быть…

- На сайте нашего издания роман рекомендовали для прочтения школьникам среднего звена. А кому вы его рекомендуете? Не боитесь ли отпугнуть читателей многочисленными вставками на разных языках?

- Вам показались они многочисленными? Это вы не читали исторических романов советской школы! Тогда считалось, что герои должны говорить на языке своего времени или хотя бы близко к нему. А русский и польский в XVII веке были очень похожи, как диалекты, переводчик и не требовался. Ну, есть у меня абзац на английском, так без этого нельзя – там зашифрована тайна. А насчет «школьников среднего звена» - точно не менеджеров? – вы погорячились. У меня собралось уже много добрых отзывов от людей самого разного возраста, от 14 до 60.

- Были какие-то интересные случаи во время написания романа, странные совпадения? Если бы вы были тамплиером, то спрятали бы свои сокровища в Смоленске? 

- Для меня эта работа была скорее связана с риском. Понимаете, мои публицистические книги об истории достаточно известны («Мифы о России» В. Мединского стали самой продаваемой книгой по истории в современной России; «Война» его же авторства вошла в тройку бестселлеров 2011 года в категории нон-фикшн. – Прим. ред.), а тут вступаю в совершенно новую для себя нишу, среду… Как-то примут меня маститые писатели, а особенно – читатели? Но во время работы радовало вот что. Стоило упереться в невидимую стену, как тут же открывался проход – будто кто-то распахивал передо мной воротца. Появлялся новый факт, находился источник. Вот, скажем, иду по Госдуме утром после бессонной ночи – а работал я в основном по ночам и в отпуске - и думаю: а ведь не мог он нанести этот удар русской саблей… И что я вижу? Старинную шпагу начала XVII века. Как раз устроили выставку-продажу исторического оружия. Я приценился, попробовал, как она в деле, – и дальше пошло. А насчет того, что тамплиеры спрятали свое золото в России, у историков версия есть… Прямо скажем, весьма экзотическая. Но с другой стороны, куда им было деваться в католическом мире, если их преследовал сам папа римский? А Смоленск к тому же благодаря Днепру удобен. Знаете, один немецкий средневековый проповедник доказывал, что Господь позаботился о людях тем, что проложил через города реки. Чтобы было удобно подвозить товары и продукты.

- Много раз вы бывали в Смоленске? Чем вам запомнился город?

- Бывал не раз, чаще проездом. Увы, знаю Смоленскую крепость в ее первозданном виде лучше, чем то, что осталось от нее сегодня.

- Что бы вы, как бывший руководитель Комитета Госдумы по культуре, могли пожелать нашим властям для сохранения культурного наследия?

- Это отдельный и большой разговор. Я много раз поднимал вопрос об исторической и культурной политике, работая в Госдуме. О том, что здесь мы проваливаемся, что нужно собрать все силы в один кулак. В последний раз удалось об этом поговорить непосредственно с Путиным – на его встрече с доверенными лицами. Встретил заинтересованность.

Оригинальный материал можно найти по ссылке: http://www.gorodnews.ru/mk/item.php?id=1824