17 Сен 2013

Интервью Виталия Леонтьева для "Голос России".

Виталий Леонтьев: Сейчас, как никогда, нужен "штучный" роман. 

 Какие тенденции наметились в современном литературном процессе, что помогает выжить российским книгоиздателям и как привить молодежи любовь к чтению, "Голосу России" рассказал редактор издательства "Олма Медиа Групп" Виталий Леонтьев

Интервью ведет Андрей Ильяшенко.

Ильяшенко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! У нас в гостях Виталий Леонтьев, редактор издательства "Олма Медиа Групп". Мы будем беседовать о новых тенденциях в современной российской литературе. Прежде чем задать вопрос о том, что пишут и что сейчас читают, хотелось бы с вашей помощью понять, как в целом можно оценить интерес к чтению в России и в мире?
Леонтьев: В последние годы есть тенденция спада. Все об этом говорят, называют разные цифры: от 10 процентов годовых спада до 30 процентов. Но есть и совершенно другая статистика. Если смотреть на количество выпущенных экземпляров и количество наименований, тут вроде бы все в порядке. В 1937 году при стапятидесяти миллионном населении СССР в среднем в год выходило 90 миллионов экземпляров книг. Тогда считалось, что это довольно-таки неплохо.
Сейчас у нас 540 миллионов экземпляров книг на 120 миллионов человек. По экземплярам все вроде бы нормально, и в этом году тенденция на спад преодолена, наметилась стабилизация, заметен даже небольшой подъем в отдельных сегментах. Но в целом ситуация катастрофическая в двух аспектах. Во-первых, по опросам, около 60-70 процентов россиян не читают книг вообще, ни в каком виде - ни в электронном, ни в бумажном.
Ильяшенко: Не читают даже в электронном виде - это уже хуже.
Леонтьев: Совершенно верно. Кстати, опасность электронного пиратства немножко преувеличена, об этом еще расскажу. Я как-то подсчитал, и вышло, что мы можем работать с активной читательской аудиторией в 20 миллионов человек, не больше. Это примерно все, что осталось. Я не беру школьников, которые читают, потому что если книги им покупаются, то делают это родители.
С другой стороны, сейчас налицо шокирующая меня как издателя тенденция, и она связана с пиратством. Но одно дело - пиратство начала 1990-х, когда человек, восторгаясь собственной удалью, тянул все из Сети или выкладывал в Интернет, считал себя борцом, имел какие-то основания для этого.
Сейчас заметна другая тенденция: люди активно доказывают, что издательства вообще не нужны, писатели не должны получать никаких денег и должны работать только за идею, а книги - это "прошлый век".
Это, на мой взгляд, самая серьезная проблема, которая стоит перед нами. Если человек не понимает ценности книги, не понимает, зачем ему читать, он не будет читать, и деньги абсолютно ни при чем.
Ильяшенко: Как в этих условиях работает издательство? Ведь это коммерческое предприятие, которое должно даже в тяжелых условиях неблагоприятного рынка добиваться коммерческих результатов.
Леонтьев: Работаем так не только мы - работают все. Естественно, есть локомотивы, которые вытягивают на себе абсолютно все. Эти локомотивы могут быть разные - у кого-то это первая пятерка или десятка российских авторов.
Кстати, есть еще одна тенденция, и она не меняется последние 10 лет - у нас нет новых авторов, которые могут, как Сидни Шелдон или Джон Ирвинг, год за годом производить качественный книжный продукт. У нас все застыло.
Что касается нашего издательства "Олма Медиа Групп", мы сделали ставку на классику. Еще лет семь назад, когда только начали говорить о кризисе, мы полностью убрали из "репертуара" всю модную тогда литературу - фантастику, детектив, и переключились на издание хорошей подарочной классики, и это сработало.
Благодаря тому, что мы издаем Пушкина, Омара Хайяма и так далее, мы можем получить некий простор для маневра, для издания того, что мы считаем нужным, ценным, полезным.
Ильяшенко: Как я понимаю, вы продаете то, что читается, а одним из важных аспектов стало издание российской и зарубежной классики?
Леонтьев: Я бы не сказал, что мы продаем то, что читается. У аудитории, которая покупает у нас подарочные издания Пушкина или Омара Хайяма, все это уже есть. Но люди видят, насколько это красиво сделано - во многом присутствует элемент ностальгии. Большая часть наших книг покупается не для того, чтобы их читали, а для того, чтобы они просто были, и мы это понимаем…